Региональный конфликтный потенциал как угроза стабильного и безопасного развития России

on Четверг, 29 Октябрь 2015. Posted in Статьи и Доклады

А.М. Юнусов. Региональный конфликтный потенциал как угроза  стабильного и безопасного развития России //  Конфликтология для ХХI века: наука-образование-практика: материалы Санкт-Петербургского международного конгресса конфликтологов: В 2т. – СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та. Т.1. С.529-534.

 

         В последние годы проблемы предотвращения региональных конфликтов и обеспечения безопасности занимают особое место в российском общественно-политическом дискурсе. Эксперты отмечают, что «Россия как страна со сложной этнофедеральной структурой вступила в новый этап регионального строительства России».Это, естественно, ставит актуальные задачи по совершенствованию региональной политики в целях обеспечения бесконфликтного и безопасного развития Федеративного  российского государства.

        В связи со сказанным, следует подчеркнуть, что в настоящее время принимаются усилия по приданию процессам регионализации и федерализации конкретных очертаний, свойственные российскому  обществу. Здесь важно подчеркнуть, что создание Федеральных округов, положительно сказалось в решении многих проблем федерализма и регионализма в России. Но вместе с тем, в какой-то мере  не уменьшило, а даже увеличило конфликтный потенциал российских федеративных отношений, из-за  разного политического и правового статуса субъектов РФ. В силу этих объективных причин состояние современных российских федеративных отношений, можно отметить как конфликтное.

      На наш взгляд, конфликтность в сфере федеративных отношений заключается, прежде всего, в том, что эти отношения конфликтогенны по своей сути. Что мы имеем в виду. Во-первых, уникальность России  по количеству субъектов федерации. В мировой практике федеративных государств, нет такой страны как Российская Федерация, которая включала бы в свой состав восемьдесят три субъекта. Во-вторых, то, что такое многообразие субъектов РФ порождает целый комплекс противоречий и конфликтов. В этом можно убедиться, если мы обратимся к анализуконфликтогенных факторов, проявляющиеся в федеральных округах и  отрицательно влияющие на жизнедеятельность федеративных отношений в современной России.2 При таком подходе выявляются следующие региональные конфликтогенные факторы и опасности. Кратко рассмотрим их по всем семи федеральным округам РФ.

  1. Центральный федеральный окру­г

     В Центральном Федеральном округе в качестве основного конфликтогенного фактора экс­перты называют экономический фактор.При этом они фиксируют новые, не свойственные ранее ЦФО конфликтогенные факторы - в виде этнических конфликтов и обострения между  старожильческим  населением и с  приезжими.

                         2.Северо-Западный федераль­ный округ

       В этом округе  много проблем разви­тия, сходных с проблемами центра России.Северо-Западный федеральный округ в контексте региональ­ной конфликтологии не характеризуется, по мнению большинства экспертов, каким-либо своеобразием. По мнению экспертов именно экономика (с растущим числом мигрантовявляется наиболее конфликтоемкой. Сохраняется существенная база для развития конфликтных процессов в различных направлениях (коррупция, преступность).

3.Южный федеральный  округ

       Южный федеральный округ имеет устойчивый конфликтологический облик как территории высокий этнополитической конфликтности.Это связано с тем, что практически по всем социаль­но-экономическим показателям ЮФО отстает от среднероссийского уровня, а ситуация постконф­ликтного восстановления и урегулирования отли­чает данный округ от всех остальных регионов РФ. При этом важно иметь в виду, что в состав ЮФО входят восемь национальных республик, которые имеют ряд внутренних проблем. Основные наблюдаемые социальные проблемы: бедность, безработица, низкое качество жизни населения.

                            4. Приволжский  федеральный округ

     Отличительной чертой рассматриваемого округа является его полицентричность. На современном этапе в регионе, по утверждению экспертов, не существует ярко выраженных конфликтных ситуаций.Но латентные формы накопления конфликтного потенциала имеют место. В  связи с этимэксперты предлагают следующую иерархию региональных конфликтогенных факторов в округе: на первом месте - экономические проблемы; на втором - внутриполитическая нестабильность; на третьем - миграционное напряжение.Например, профессор В.В.Маркин при ранжировании конфликтогенных факторов, имеющих место в округе связывает с несправедливым подходом в осуществлении региональной властью экономической политики, который в практике вызывает социальную напряженность и недовольство населения.3 Он также справедливо «акцентирует внимание на том факте, что экономическая политика региональных органов власти стала полностью зависимой от федеральных дотаций, которые выде­ляются произвольно и порождают всевозможные коррупцион­ные "откаты" и другие теневые отношения, в том числе криминальные».4

                                  5. Уральский  федеральный  округ

 Этот округ имеет большое разнообра­зие социально-экономических условий регионов, входящих в состав данного округа. Он занимает второе место после Центра по объему валового регионального продукта. В УФО особенно заметны сильнейшие региональные различия экономического развития, округ уникален тем, что большинство входящих в не­го регионов имеют лучшее соотношение душевых доходов и прожиточного минимума по сравнениюсо средним по стране.

 В настоящее время на Урале во многих отношениях спокойная обстановка без явно острых конфликтных признаков.Но, тем не менее,   в регионе складывается новая конфликтогенная пробле­ма, связанная с активизацией религиозных организаций, прежде всего Русской православной церкви.Этот факт со временем можетпривести к нарастанию противоречий между светскими и религиозными институтами, негативно сказаться на межнациональных и межконфессиональных отношениях уральского макрорегиона.

                           6. Сибирский федеральный округ

    Регионы Сибири в последние годы проводят весьма активную социально-эконо­мическую политику, добиваются важных результа­тов в области улучшения качества жизни населения, но, тем не менее, общая социальная ситуации дает тревожную картину.Значимыми конфликтогеннымифакторами для Сиби­ри служат миграционный фактор и существенные различия в социально-экономическом положении субъектов РФ, распо­ложенных на территории СФО.

                             7.  Дальневосточный Федеральный округ

     Самый малонаселенный округ России, занимающем при этом более трети ее территории. В це­лом же проблемы округа весьма остры, Так, например, цена жизни в дальневосточных регионах выше, чем в европейской части РФ. Прожиточный минимум в Центральной России ниже, чем в дальневосточном крае, и этот факт подтверждается официальными данными. Так, если на конец  2008 года прожиточный минимум в Воронежской области равнялся 3тыс. 410 руб., в Ивановской - 3тыс. 459 руб.,  в Рязанской - 3 тыс. 553 руб., в Краснодарском крае – 3 тыс. 678 руб., то в Еврейской автономной области прожиточный минимум дороже почти на 1тыс. руб. или  4 тыс. 484 руб.. в Приморском крае – 4 тыс. 487 руб., в Хабаровском  -  5 тыс. 532 руб.

    В субъектах, входящих в ДФО растет заболеваемость социально значимыми болезнями, низка ожидаемая продолжительность жизни, сокращается численность жителей, как за счет миграционного оттока, так и за счет сверхсмертности. Слабая заселенность территорий - главный конфликтогенный  фактор, проявляющий себя в Дальневосточном  регионе.   Если в целом обратиться  к логике нарастания конфликтного процесса в ДФО с точки зрения экспертов, то они объясняются следующими причинами: отстраненной позицией государства по отношению к региону; слабостью региональных властей в управлении социально-экономическими, политическими и социокультурными процессами. 

      Таким образом, проведенный нами краткий анализ по Федеральным округам Российской Федерации показывает, что, во-первых, федеративные отношения требуют использования конфликтологической парадигмы для своего анализа; во-вторых, каждый конкретный федеративный округ имеет свои не только специфические противоречия, но и общий основный круг противоречий, приводящих к  различным видам конфликтов; в-третьих, использование  конфликтологических методов и подходов способствует разрешению конфликтогенных проблем, естественно, возникающих в сфере федеративных отношений, а также создает прочные методологические основания для разработки эффективных методик и механизмов  в  вопросах обеспечения безопасности России. 

 Нам представляется, с учетом сказанного можно сделать следующие выводы.

      Первый.  Перед современной Россией стоит масса серьезнейших проблем, каждую из которых в большинстве развитых стран сочли бы национальным бедствием. Социальное неравенство достигло угрожающего уровня. Сейчас как никогда раннее, нужна консолидация общества и выработка главных стратегических целей развития российского общества.

    Второй. Сегодня недостаточно лишь уме­ния адекватно реагировать на возникающие угрозы безопасности и стабильности. Устойчивое  развитие России в ре­шающей степени зависит от того, насколько верно мы поймем природу cyществующих уг­роз, своевременно выявим их источники и взаимосвязь, определим и эффективно использу­ем условия сохранения стабильности в обществе.

Третий.В каждом регионе Российской Федерации проблемы обеспечения безопасности носят далеко не абстрактный ха­рактер. Угрозы исходят от того, что каждый из регионов хочет соблюдать свои интересы, так как у каждого региона свои особенности, свои источники угроз и факторы сохране­ния безопасности. Нерешенность и запущенность проблем любого региона способны вызвать цепную реакцию по всем стране и эта тенденция становится все очевид­ней с каждым днем. Об этом свидетельствуетспецифика протекания кризиса,  в различных регионах России. Здесь важно подчеркнуть, что основная нагрузка в этих условиях в решении социальных проблем лежит на региональных властях, которые должны реализовывать мероприятия, обеспечивающие на всей территории страны общенациональные стандарты жизни с уче­том территориальных особенностей условий прожи­вания человека. Однако следует отметить, что в реальной жизни это не так. В качестве примера отметим, как во Владивостоке в силу обозначенной реальности востребована идея регионального патриотизма, который может перерастать в сепаратизм. Есть реальная возможность того, как уже показал Владивосток, что будут возникать региональные патриотизмы не одного региона, а макрорегионов – дальневосточный патриотизм, сибирский патриотизм и так далее. Для Дальнего Востока одна объединяющая  тема уже  есть - новые пошлины на иномарки. Поэтому дальневосточные проблемы могут быть решены только в русле новой, общероссийской политики.

Но вот проблема как в настоящих условиях их решать, если, скажем, мэры городов враждуют с губернаторами областей, даже в пределах одной области? А  у российских граждан на практике оказывается разные права, неодинаковые возможности, в том числе те, что гарантированы законом.

      Четвертый. Потенциально основную угрозу безопасности России несут региональные и локальные конфликты, которые могут в последствии трансформироваться в сепаратизм внутри государства. Особенно, если такого рода противостояния становится мощным инструмен­том политического воздействия в руках региональной бюрократии и криминаладля сохранения и зашиты собственных интересов и зон влияния или изменения в своюпользу.  Как показывает практика, в каждом российском регионе есть два-три человека, которые решают все. Часть из них живут в Москве.

       Пятый.  Специалисты считают, что важное значение имеет структурирование показателей региональной безопасности пофундаментальным сферам ее общественной жизни. Они считают, что уровень безопасности измеряется через защищенность региональной общности от специфического типа рисков, а именно от рисков, способных подорвать ее экономическую, политическую,административно-управленческую социокультурную целостность.

        Шестой. Нужно четко определить теоретическую концепцию региона.  Сейчас такой концепции пока нет, ибо полностью по­менялась смысловая нагруженность по­нятия «регион». Если на протяжении всего советского периода российской истории регион понимался прежде все­го как единый народнохозяйственный комп­лекс страны, характеризующийся определенным экономико-географическим положением, территориально-хозяй­ственным единством и т.д., то к середине 1990-х гг. устанав­ливается достаточно ясное понимание термина «регион» прежде всего как субъекта федерации - со всеми социо­культурными и социополитическими экспликациями, которые заложены в поня­тии «федерация» и «федерализм».

        Разработке теоретической концепции, «региона», призвано  способствовать методологическое применение конфликтологического подхода, который дает возможность различать латентные и актуализированные формы в региональных конфликтах, лучше знать потенциал изучаемых регионов.

          В заключении также хотелось бы подчеркнуть, что изучение  субъектов Российской Федерации с позиций конфликтологического подхода  во многом будет способствовать созданию социальной модели российских регионов.

 

              Примечания

  1.Авксентьев В.А., Дмитриев А.В. Конфликтология: базовые концепты и  региональные модели.  - М.: Альфа-М, 2009. С.5-6; См. также Михайлов B.А. Этноконфессиональный ресурс укрепления российской государственности // Межкультурный и межрелигиозный диалог в целях устойчивого развития: Материалы международной конференции. Москва, Российская академия государственной службы при Президенте Российской Федерации, 13-16 сентября 2007 года. -  М.: Изд-во РАГС, 2008; Авксентьев В.А., Григорьева Г.Д., Дмитриев А.В. Региональная конфликтология: экспертное мнение. – М.: Альфа-М, 2007; Социальные конфликты: экспертиза, прогнозирование, технологии разрешения. Выпуск 22 Региональные конфликты: моделирование, мониторинг, менеджмент. Ставрополь: Изд-во СГУ, 2007 и др.

        2.См.:   А.А. Иванченко. Принципы системного развития и особенности России// Центральный институт системного развития государства, бизнеса, человека. М.: 2006. - 24с.; Регионы России: цели, проблемы, достижения // Доклад о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации 2006/2007. М., 2007. С.10-121; Беляева Л.А., Лапин Н.И. Рамка для социокультурного портрета региона // Региональная социология в России. - М.: Экслибрис-Пресс. 2007. С.71-91; Маркин В.В., Нелюбин А.А. Социальное моделирование российских регионов в дискурсе региональной идентификации // Социальные модели регионов России и инновационный фактор их устойчивого развития. Сборник материалов. Издание Совета Федерации. М, 2007. С.140-151.;  Маркин В.В., Нелюбин А.А. Социальное благополучие регионов: преодоление диспропорций в уровне и качестве жизни населения //Основные направления диспропорций социально-экономического развития регионов России. Сборник материалов. Издание Совета Федерации. М, 2008. С. 67-84; Авксентьев В.А., Дмитриев А.В. Конфликтология: базовые концепты и  региональные модели.  - М.: Альфа-М, 2009.- 119с. и др.

    3.В.А. Авксентьев, Г.Д. Гриценко, А.В. Дмитриев. Региональная конфликтология: концепты и российская практика. - М.: Альфа -М, С.92.

        4. Там же. С.95.

Leave a comment

You are commenting as guest.

Go to top