Коллективная монография

Cтановление новоевразийской цивилизации в постиндустриальную эпоху. Духовные истоки и ноосферно-человеческий смысл

on Четверг, 29 Октябрь 2015. Posted in Коллективная монография

А.М. Юнусов. Обеспечение безопасности российского общества// Cтановление новоевразийской цивилизации в постиндустриальную эпоху. Духовные истоки и ноосферно-человеческий смысл. Том I.(Россия, Китай и Центральная Азия / Гл. ред Г.А. Югай. Отделение евразийских исследований РАЕН, Институт Дальнего Востока РАН. М.: Экслибрис-Пресс. 2008.-479 с. Раздел 3.Глава 3. с.354 – 374.

              Актуализация проблем обеспечения безопасности  социума

        День ото дня ста­новится все более актуальной проблема, связанная с обеспечением безопасности социума. Многочисленные исследования, посвященные научной разработке данной проблемы, указывают на то, что это необычайно многоплановая, сложная, комплексная проблема. В современной литературе под безопасностью социума понимается не только состояние надежной защищенности жизненно важных интересов и коренных основ существования личности, общества и государства, но и защищенности ре­гиональных и Мирового сообществ, их разнообразныхценностей и образа жизни человече­ства от внешних и внутренних угроз;  положение, при котором кому-либо, чему-либо в самом широком смысле не угрожает опасность.1

  В современных условиях обеспечение безопасности стало проблемой не только отдельно взятого государства, а всего мирового сообщества. Проблемы обеспечения безопасности, которые в свое время  относились именно к государству или определенной нации, сегодня вышли из своего традиционного круга и становятся региональными и глобальными. Из-за глобального характера почти всех угроз и вызовов, независимо от тогоэкологические они или экономические, политические или энергетические, их действию подвержена безопасность всего населения земного шара, всех государств и регионов. Неделимость безопасности стала аксиомой. Именно поэтому в силу своей серьезности и значимости идеи и принципы безопасности находят отражение в конституциях, национальных доктринах, концепциях, реформах, законах, указах, постановлениях, актах, декретах, декларациях, обращениях, заявлениях и других документах.

Безопасность достигается проведением единой государственной политики в области обеспечения безопасности, системой мер экономического, политического, организационного и иного характера. Особо следует отметить, что среди факторов, от которых зависит будущее устойчивое развитие мира в целом, судьба больших и малых государств, важную роль играют протекающие сегодня глобализационные процессы, которые усиливают взаимозависимость между государствами, включая сферу безопасности. Особенностью современной глобализации является то, что она угрожает разнообразию этнических традиций, навязчиво вторгается в жизнь общества, индивида, создавая условия противоборства глобального и этносоциального. Важно также подчеркнуть, что оборотной стороной глобализма как современной геополитической докт­рины Запада является наличие постоянной угрозы полицейского вмеша­тельства военных машин западных го­сударств во внутреннюю жизнь других стран, угрозы непрозападным  режи­мам  и  государствам.

Таким образом, глобализация поставила перед каждой страной и перед человечест­вом в целом тяжелые, трудно разрешимые проблемы.Как их разрешать? Очевидно, при проявлении определенной политической воли успешное решение проблем безо­пасности как национальной, региональной, так и глобальной, во многом зависят от эффективного контроля над современными процессами глобализации. Об этом убедительно и доказательно говорил в своем выступлении президент России В.В. Путин на 43-й международной конференции по безопасности в Мюнхене 10 февраля 2007 года. Говоря о неделимости феномена безопасности в целом, и в частности международной, глава российского государства особо подчеркивал, что «проблематика международной безопасности – много шире вопросов военно-политической стабильности. Это устойчивость мировой экономики, преодоление бедности, экономическая безопасность и развитие межцивилизационного диалога. Такой всеобъемлющий, неделимый характер безопасности выражен и в ее базовом принципе: "безопасность каждого – это безопасность всех". Из сказанного вытекает, что в  условиях глобализации становится весьма актуальным сохранение все­общей устойчивости и гармонии в ми­ровом сообществе, укрепление суверенитета независимых государств, их безопасности и стабильности, а также решение различного рода региональ­ных проблем. Становится очевидным, что бе­зопасность в современном мире – дело не только отдельных государств, а об­ласть международного сотрудниче­ства.

         Сохранение безопасности, стабильности, устойчивости в обществе невозможно без борьбы и приложения огромных усилий. Мир и спокойствие в обществе – это не подарок свыше, за них нужно бороться, их необходимо отстаивать. Вся история построена на вызовах и ответах. Человечество всегда противостояло различным угрозам – природным катаклизмам, войнам, эпидемиям и т.д. Однако, только впоследнее время все эти угрозы систематизируются в целях обеспечения безопасности. У человека и человечества появляется возможностьпротивостоять им не интуитивно, а взяв на вооруже­ние научные аспекты противодействия глобальным угрозам.

         Особенность ХХI века состоит в том, что коли­чество новых опасностей,  стоящих перед челове­чеством, не только увеличилось, но и качественно изменилось по сравнению с веком минувшим. В научной  литературе  справедливо отмечается, что  мировое сообщество «вступает в век роковой эскалации локальных рисков  и глобальной бифуркации, т.е. наступают неопределенные условия, в которых правила поведения, характерные для стабильного состояния общества перестают действовать с прежней результативностью и часто вызывают даже обратный эффект». 

Эта закономерность подтверждается изменениями,которые происходят сегодня в социальной структу­ре российского общества, в большей или меньшей степени соответствует выше приведенному тезису через проявления следующих факторов:

- Во-первых, процессами глобализации мирового пространства. Здесь важно отметить, что происходящее  в других странах и вообще во всем мире, не может не сказаться на идущих у нас процессах. Но при этом важно, однако, точно установить, в каких масштабах, и в какой форме это происходит.

- Во-вторых, связано с факторами, являющимися общими для стран, находящихся в процессе трансформации, то есть перехода от одной общественной системы к другой, основанной на рыночных отношениях и демократических институтах власти.

       Указанные обстоятельства многократно усугубили угрозы, с которыми человечество стал­кивалось на протяжении веков, и породили множе­ство новых – глобальный терроризм, этнические противостояния, региональные конфликты, загрязнение окружающей среды, критические информационные воздействия и т.д. В этой связи, как справедливо отмечает академик М.Л. Титаренко: «В сфере безопасности на первый план выходят новые, либо не стояв­шие столь остро, проблемы и вызовы, прежде всего по противостоянию международному терроризму. В этом же ряду стоит проблема межэтничес­ких противоречий, сепаратистских настроений, нередко подогреваемая экстремистскими элементами».4

         Сегодня ста­новится все более и более  актуальной проблема, связанная с обеспечением безопасности  всего  человечества.Говоря об этой необходимости, важно отметить, что в выработке стратегии мира и безопасности в обществе важно определить общефилософские, социологические и политологические подходы к изучению таких проблем, как «безопасность», «стабильность», «устойчивость» и установить их роль в сохранении глобальной и региональной безопасности. Такие подходы дают возможность рассматривать проблему безопасности комплексно и  с различных точек зрения.

   Сейчас в мире нет ни одного государства, которое при проведении своей внутренней и внешней политики не учитывало бы необходимости сохранения и укрепления всеобщего мира, не придавало бы решающего значения работе по выявлению, предупреждению, ослаблению,  устранению и отражению опасностей и угроз на различных уровнях – глобальном,  региональном, национальном. Ситуация в настоящее время складывается таким образом, что большинство людей считает, что в современном мире жить стало небезопасно, а порой просто страшно.  В.В.Путин в уже упоминавшемся выступлении говорил, «что никто уже не чувствует себя в безопасности. Я хочу это подчеркнуть – никто не чувствует себя в безопасности!».5

       Глобализация усилила взаимозависимость между государствами, включая сферу безопасности. Ныне угрозы безопасности в одной стране могут легко распространяться и дестабилизировать мирную обстановку в других регионах и даже во всем мире. Эта новая реальная дан­ность.  Для России она актуализирует задачи, связанные с научным обоснованием при­оритетных направлений обеспечения безопасности  и постоянной работы по глубокому анализу причин и факторов, влияющих на безопас­ность, стабильность и устойчивое раз­витие российского общества в услови­ях глобализации.

        В данном контексте следует подчеркнуть, что в условиях всеобщей мировой  дестабилизации, угрозы, вызовы и риски безопасности России являются не надуманными, а реальными, требующими внимательного анализа и практических обобщений. Поэтому, нам представляется, что необходимо уделять особое внимание проблемам, связанным с региональной политикой российского государства. Она должна осуществляться целенаправленно и компетентно, в противном случае мы всегда будем находиться в поле действия  конфликтогенных факторов, которые  сами  по себе, при определенных условиях и обстоятельствах, могут принять  необратимый характер.

Следует отметить, что в последние  десятилетия ситуация   вокруг безо­пасности России изменилась коренным образом. Старые угрозы исчезли, а их место заняли новые, иногда более опасные. Это требует нового осмысления глобальных и региональных факторов безопасности для дальнейшего развития Российской Федерации.

 Обеспечение безопасности России становится важнейшей общенациональной задачей. Поэтому, как нам представляется, безопасность должна быть главной, ключевой проблемой в осуществлении не только внутренней и внешней политики, но и в целом в определении полно­масштабной стратегии по реформированию российского многонационального общества. На сегодняшний день важной является работа по оценке потенциальных и реальных угроз безопасности, стабильности и устой­чивости развития России. В этих целях необходимо вести постоянные системные исследования, как по теоретическим, так и при­кладным аспектам региональной и глобальной без­опасности. Усилить разработку проблем, обеспечивающих безопасность Российской Федерации по такимосновным направлениям как: «Социальная безопасность», «Экономическая безопасность», «Финансовая безопасность», «Продовольственная безопасность», «Государственная безопас­ность»,«Военная безопасность», «Общественная безопасность», «Духовная безопасность», «Информационная безопасность», «Межконфессиональная безопасность», «Экологическая безопасность», «Энергетическая безопасность», «Транспортная безопасность», и т.д. При этом особое внимание уделить вопросам эффективного противодействия проявлениям терроризма, организованной преступности и коррупции как опасным негативным социальным явлениям, имеющим место в российском обществе.

Важно также подчеркнуть, что сохранение безопасности играет большую роль не только для самой России, но для мира в целом. Россия со своими интересами и внутренней логикой разви­тия представляет собой неповторимый мир, целую цивилизацию. Те процессы, которые происходят в России, имеют  глобальное, общепланетарное значение. Они  явля­ются важным и наглядным проявлением общего процесса выра­ботки новой модели развития мира. При этом очень важно, чтобы Россия и ее союзники вовремя сумели определить вызовы будущего и принять упреждающие меры против угроз ее национальным ин­тересам. Именно поэтому необходимо как можно быстрее  воссоздать утерянный в ходе реформирования институт стратегического планирования развития страны, ускорить создание отчетливой, и главное, – общепризнанной программы этого развития, основанной на общих для всех граждан России ценностей и  идеологии. 

  Таким образом, сегодня проблема обеспечения безопасности стоит настолько остро, что решение ее объективно не может целиком лечь на плечи только государства. Лишь консолидация усилий государственных и общественных структур всего российского общества способна обеспечить безопасность  в стране и благополучие граждан. Поэтому имеются все основания считать, что проблемы обеспечения безопасности в Российской Федерации в настоящее время приобрели актуальное значение, и требуют к себе повышенного внимания  и нахождения эффективных путей решения этой проблемы. Главным в этой работе,  по нашему мнению, является создание современной программы обеспечения безопасности, формирование общественного мнения для поддержки новых подходов в по­литике безопасности.

               Структурное понимание феномена безопасности.   

                          Состояние разработанности проблемы

       Как было показано выше, актуализация пробле­м безопасности как новая действительность и тенденция, обусловлена проявлением на новом уровне не только «старых» угроз, но и  появлением новых ассиметричных,  нетрадиционных угроз подобных международному терроризму и др. Естественно, данное обстоятельство вызывает острую необходимость разработки концептуальных и методологических основ исследований феномена «Безопасность». Нами уже отмечалось, что безопасность – обобщающее понятие, охватывающее безопасность личности, общества и государства; национальную, коллективную (регио­нальную) и всеобщую (глобальную) безопасность. Вместе с тем необходимо подчеркнуть, что в зависимости от сфер общественной жизни безопасность принимает соответствующие формы – политическую, экономическую, социальную,научно-техническую, информационную, гуманитарную, военную, экологическую и др.  Поскольку каждая объективно существующая опасность мо­жет рассматриваться в качестве потенциальной угрозы, т.е. при определенных условиях способна стать конкретной угрозой и на­нести реальный ущерб интересам государства, общества или лич­ности. Поэтому  данные явления принято рассматривать в совокупности.

       Множество определений понятия «безопасность» в отечественной литературе объединяет стремление передать смысл этой категории посредством анализа конкретных признаков, характеризующих  состояние безопасности как социального явления. Исследователи в этой связи отмечают следующие основные признаки данного понятия. Во-первых, это когда для конкретного объекта безопасности  нет опасности, т.е. изменений свойств в худшую сторону. Во-вторых, когда имеются условия, обеспечивающие достаточную экономическую и военную мощь нации для противодействия угрозам ее существования, исходящим, как из других стран, так и изнутри собственной стра­ны. В-третьих, уровнем развитости международных отношений, в результате которого исключается на­рушение свободного мира или создание угрозы безопасности народам.6

          При этом специалисты исходят из того, что существуют не отдельно взя­тые угрозы и опасности, а имеет место определенная система опас­ностей и угроз безопасности. В этой связи отметим, что в  рамках теории безопасности, нередко понятия "угроза" и "опасность" исполь­зуются в одном и том же значении. Общим в их содержании является возможность причинить тот или иной ущерб безопасно­сти. Однако в настоящее время среди ученых и практиков все более распространенным становится мнение о том, что угроза – это край­няя степень опасности (непосредственная опасность), а опасность есть возможная (потенциальная) угроза.7

Применительно к предмету нашего рассмотрения угро­за представляет собой совокупность условий и факторов, создающих реальную и потенциальную опасность объектам общественной безопасности. На основе уточненного понятия можно выделить различные типы и виды угроз общественной безопасности. В качестве осно­вания классификации может быть рассмотрен целый ряд крите­риев.                                                  

       Наиболее значимым из них является характер источника угрозы, на основе которого выделяются три основные группы: целенаправленные действия людей;  преднамеренный эффект человеческой деятельности и социальных структур; природные явления. Особо отметим группу "преднамеренных угроз". К этой  группе угроз относят действия, которые угрожают жизни людей (организованная преступность, межэтническая и иная межгрупповая конфронтация в обществе, терроризм, торговля наркотиками, продажа высокотоксичных хими­катов и др.) и экономическому благополучию (коррупция, саботаж, экономические бойкоты). К этой же группе относятся факторы, наносящие урон природной среде (элементы экологической вой­ны, соперничество за природные ресурсы), а также осознанное ущемление политических свобод и прав населения (военные пе­ревороты, политические репрессии, этническая и иная дискри­минация и т.д.).

В числе незапланированных угроз выделяются эпидемии и гибель людей в результате голода, низких санитарных стандартов и отравления токсичными и радиоактивными веществами; испы­тания оружия массового поражения; производственные аварии; разрушение озонового слоя Земли и другие катастрофические из­менения экологии и др.

  В свою очередь, опасность рассматривается как нанесение ущерба тем или иным интересам, для реализации которой необ­ходимо создание соответствующих условий (накопление возмож­ностей и формирование намерений). В литературе отмечаются следующие  основные значения термина «опасность»: 1) целеустремленные враждебныенамерения и действия одних субъектов против других, а также вредные следствия просчетов, ошибок, безответственности людей в своих действиях; 2) риск; 3) вызов; 4) природные катаклизмы, наносящие ущерб самой природе и обществу; 5) оценка явлений с точки зрения возможного ущерба; 6) предчув­ствие событий, способных причинить вред людям и природе.8

Следовательно, опасность предполагает наличие либо намерения, либо возможности нане­сения ущерба, тогда как угроза заключает в себе и то, и другое. При этом опасности могут исходить из многих источников и дей­ствовать по отношению ко многим объектам, часто имея безадресный характер, а угроза, имея конкретный источник и объект, всегда носит персонифицированный, адресный характер.

Наряду с терминами "угроза" и "опасность", в теории безопасности также достаточно широко употребляются и такие категории, как "вызов" и "риск", заимствованные у западных (прежде всего – американских) спе­циалистов. Отметим, что в рамках стратегического планирова­ния в США используются термины "угроза", "вызов" и "риск", по­средством которых обозначаются: возможность какой-либо стра­ны, группы государств или  явлений угрожать (угроза), противо­действовать (вызов) или определенным образом мешать (риск) дос­тижению целей безопасности.

В отечественной литературе даются определения понятиям: таким как «риски», «опасности», «угрозы», «вызовы».9  По мнению одних авторов, первичным в ряду дестабилизирующих факторов (риск, вызов, опасность или угроза) является риск. Вызов, опасность и угроза трактуются как различные степени риска причинения конкретного ущерба интересам безо­пасности, т.е. выступают в качестве вторичных рисков. Другие считают, что причинно-следственная цепь в данном случае имеет следующий вид: опасность – вызов – риск – угроза10.

         Таким образом, рассмотренные методологические подходы способствуют структурному пониманию феномена безопасности, осмыслению вызовов и угроз безопасности, перед которыми оказалась Россия в современных условиях, ставит вопрос о необходимости своевременной и конкретной оценки состояния опас­ностей и угроз в ее внутренних и внешних аспектах, выстраивании эффективной и целостной системы приоритетов в  обеспечении  безопасности  российского общества.

Обеспечение безопасности: предотвращение региональных и локальных конфликтов в России

  В современной российской действительности проявляет себя целый ряд локальных и региональных конфликтов, представляющих собой серьезную угрозу безопасности России. Имея в виду эту реальность, президент Российской Федерации В.В. Пу­тин в своем ПосланииФедеральному Собранию подчеркивал: «Мы стоим перед лицом серьезных угроз. Наш экономический фундамент, хотя и стал заметно прочнее, но все еще неустойчив и очень слаб. Политическая система развита недостаточно. Госу­дарственный аппарат малоэффективен. Большинство отраслей экономики неконкурентоспособны. При этом численность населения продолжает падать. Бедность отступает крайне медленно. Международная обстановка остается сложной. Конкуренция в мировой экономике не снижается».11  Пожалуй, здесь просматривается почти полный перечень статусно значимых проблем региональной безопасности, стоящих в настоящее время перед Россией. Из сказанного также становится очевидным, что все разговоры об устойчивости развития  российского общества смогут стать реальностью только в том случае, если будет обеспечена безопасность в указанных   В.В. Путиным сферах, как на этапе перехода от неустойчивого состояния к устойчивому, так и в процессе обеспечения ее на этапе устойчивого функционирования.

   В последние  годы  проблемам региональной безопасности   в России уделяется особое внимание со стороны политиков, ученых и практиков. Региональный фактор в современных условиях приобретает все большую актуальность, вес и влияние. Прослеживается устойчивая тенденция роста его значения в жизни государства. Особым аспектом научного анализа становится необходимость ориентации государственной стратегии регионального развития на приоритет общенациональных интересов с учетом разнообразия и специфики российских регионов. Поэтому обеспечение безопасности населения на региональном уровне в течение последних десятилетий вошло в разряд наиболее приоритетных проблем, решаемых как административными органами, так и учеными России. Однако следует признать, что региональная безопасность как социально-политическая категория еще мало изучена.Понимание этого феномена складывается из множества составляющих – экономических, правовых,политических, информационных, экологических и других аспектов безопасности.

В настоящее время обсуждаются  и уточняются  извест­ные концептуальные положения, связанные с националь­ной, региональной и глобальной безопасностью, и приближению их содержания к практическим потребностям сегодняшнего дня.

 Безопасность регионов России  вызывает озабоченность многих  научных учреждений страны, в том числе и  ученых Института социологии РАН. Именно этим обстоятельством обусловлено то, что в структуре Института в декабре 2006 года создан Центр региональной социологии,12 на который возложена фундаментальная задача по комплексному изучению социологии регионов России.

В июне 2007 года на Ученом совете Института обстоятельно и всесторонне обсуждался вопрос об определении приоритетных направлений обозначенной проблемы. Результаты  обсуждения показали, что  до сих пор нет социологической теории, по которой можно было бы изучать регионы. В связи, с чем подчеркивалась необходимость разработки четкой и ясной теоретической концепции «Региона».  Говорилось также о теоретико-методологических подходах в исследовании регионов России и  указывалось, что надо широко использовать такие принципы как : 1. локально-глобального подхода; 2. знания потенциала изучаемых регионов;  3. учета геополитического положения России  в целом (близости Ирана, Китая, Индии, Японии и т.д.) и конкретного российского региона; 4.геоклиматические изменения (потепление, затопление и т.д.); 5. демографическое состояние регионов; 6.тщательный анализ показателей миграционных процессов (внутренних и внешних): въезда и выезда между регионами России  и др. Особый акцент был сделан на то, что региональная социология должна изучаться в контексте острых жизненно важных проблем, и  подчеркивалось, что перспективное решение проблем региональной безопасности во многом зависят от умелого разрешения многочисленных конфликтов на региональном уровне.13

  Проводимые исследования по проблемам обеспечения безопасности показывают, что объем внутренних угроз национальной безопасности превышает в России принятые международной практикой допустимые показатели. Во многих публикациях отмечается тревожноеобстоятельство, связанное с тем, что Россия в ряде случаев не то чтобы не заинтересована в стабилизации, а скорее объективно не способна самостоятельно обеспечить ее.

        В настоящее время существует три типа угроз безопасности  Российской Федерации: внешние, внутренние и трансграничные. Внешние угрозы для России вызваны геополитическими и геоэкономическими устремлениями США и продвижением НАТО к границам России.Естественно, натовцы и американцы стремятся освоить пространства России в своих интересах. Под прикрытием распространения в мире принципов свободы слова, прав человека и демократии они обустраивают все новые территории в своих национальных интересах и не очень охотно покидают приобретенные за десятилетия «холодной войны» военные базы на чужих территориях. Содержат крупные контингенты войск в Японии, Южной Корее и Западной Европе; постоянно дестабилизируют обстановку то на Ближнем и Дальнем Востоке, то наБалканах, то в Юго-Восточной и Южной Азии. Многие регионы бывшего CCCР  оказались в зоне политики западных держав. Это явилось во многом результатом того,   что   между   Россией   и   бывшими   союзными   республиками   не   было  заключеновсеобъемлющих соглашений о военно-политическом сотрудничестве, что в частности, позволило США закрепиться в постсоветских государствах Центральной Азии, а также рассматривать перспективы усиления своего влияния в Закавказье.

           Что же касается внешних угроз для России, то первое место среди них занимают не столько США и НАТО и даже не международный терроризм, а в перспективе – Китай с его огромным населением, бурно растущей экономикой при недостаточности ресурсов и слабо завуалированными претензиями на определенную часть российской территории.

         Конфликтные ситуации, возникающие между Россией, США и Китаем, а также геополитические устремления отдельных стран дальнего зарубежья и особенно Турции, Ирана, Пакистана, Саудовской Аравии оказывают существенное влияние на развитие геополитических и этнических процессов в России. Потенциальные и реальные конфликты имеют место как во многих регионах России, так и в сопредельных с ней странах и регионах. Что касается непосредственно территории самой России, то конфликтные ситуации имеют свой потенциал – исламский компонент, который позволяет разыграть там сценарии по дестабилизации ситуации в следующих регионах России: на Северном Кавказе, Татарстане, Башкорстане, а также регионах проживания значительных мусульманских диаспор. Весьма опасным, чреватым конфликтогенным фактором для России является и то обстоятельство, что в сопредельном с Россией центрально-азиатском регионе также  важное значение имеет исламский фактор. Нельзя сбрасывать со счетов и территориальную близость к России таких исламских государств как Иран, Ирак, Афганистан, Пакистан.

                Говоря в целом об исламском факторе в мировом развитии, хотелось бы сделать акцент  на  распространенном, но  ошибочном мнении о том, что ислам­ский мир якобы выступает  непри­миримым противником цивилизационной и культурной  модернизации в условиях современной глобализации. При этом ислам­ский мир, как правило, неправомерно ассоциируется лишь с ближневосточ­ным, а то и с арабским миром, хотя впоследнем проживает лишь 15% мусуль­ман.  В последние годы (в осо­бенности, после 11 сентября 2001 г.) ис­ламский мир рассматривается на Западе как источник террористической угрозы или, как минимум, непримиримый анта­гонист западной цивилизации и катализатор «столкновения цивилизаций».Именно попытки некоторых сил придать процессам усиления влияния исламского фактора  характер глобального христианско-мусульманского конфликта привели к зарождению всевозможных псевдотеорий типа «конфликта цивилизаций»,  «конфликта культур», создавая прецедент появления опасного явления для мирового сообщества – исламофобии. На наш взгляд, такой подход в рассмотрении сложнейших проблем социальных взаимодействий не является объективным, научным и исторически верным.

          Нам также представляется, что использование понятия «конфликт цивилизаций», равно как и «столкновение цивилизаций» в социально-политическом плане нежелательно, ибо  его частое употребление способствует проявлению недружелюбия между различными народами и государствами. По большому счету некритическое, зачастую обывательское понимание этой категории ведет к тому, что в обществе активно начинают проявлять себя ксенофобия, национализм, различные формы экстремизма и терроризма. Зарождаются риски и угрозы стабильности, устойчивости и безопасности в обществе, ведущие к разбалансированности равновесия сил в мире как на уровне одногогосударства, так и на уровне региональном и глобальном.

            При этом следует подчеркнуть, что пока  говорить о возможном «конфликте цивилизаций», или как еще называют «войне цивилизаций» не приходится и все попытки представить это реальным состоянием современного мира, не обоснованы. Но, если так будет продолжаться политика (в Афганистане,  Ираке и т.д.), то такая война будет действительно развязана и ее катастрофические последствия будут ужасными, так как »война цивилизаций» может быть одной из самых страшных и беспощадных войн. Нечувствительность, вражда, ненависть пред­ставителей одной цивилизации к ценностям ("лжеценностям") другой цивилизации может оказаться фатальной. Однако, по мнению большинства социологов, политологов и конфликтологов как в России, так и за рубежом обострение международных отношений в современную эпоху не рассматривают как результат конфликта (столкновения) цивилизации, и  религиозно-цивилизационной войны. Мы считаем, такую позицию научно обоснованной, политически правильной и идеологически выдержанной. Поэтому употребление понятия «конфликт цивилизации» является нецелесообразным.

       В настоящее время обозначались очаги локальных конфликтов, находящиеся в непосредственной близости с границами России. К ним относятся: а) нестабильная, ситуация в Грузии. Если не удастся в ближайшее время локализовать ее, то она создаст у себя проблему, схожую с палестинской, которая негативно скажется и на  безопасности России. Именно  поэтому  она  и  не  заинтересована  в «балканизации» Грузии (имеется в виду ее распад и деградация). России необходимо активизировать свои действия по предотвращению балканизации Грузии и всего Кавказа. Кстати будет сказано, что новое грузинское руководство видит в России главное препятствие на пути решения абхазской и южноосетинской проблем; б) политический кризис в Украине.Сегодняшнее  ее положение сложное, поэтомупроисходящее там сейчас не должно восприниматься упрощенно; в)  скорейшее  преодоление последствий войныи восстановление мира и спокойствия на территории Чеченской Республики; д)    наличие конфликтного потенциала во взаимоотношениях России, стран СНГ и Балтии. Здесь конфликтогенный факторсопряжен с фактом проживания более чем 25 миллионной российской диаспоры за пределами Российской Федерации. Российская диаспора имеет значительный социально-экономический, культурный потенциал и при наличии  внятной и  четко проводимой политики по взаимоотношению с соотечественниками, может стать важной политической силой Российского национального государства на международной арене. А это не везде будет воспринято одинаково.

  Таким образом, можно констатировать, что региональные  и локальные конфликты являются носителями широкого спектра проблем. Они могут оказать эффект «мин замедленного действия» в области политики, идеологии, межнациональных отношений и других сферах. Последствия региональных и локальных конфликтов имеют и более осязаемую форму, воздействуя на национальную экономику и хозяйственные связи государств. А это – уже не абстрактные категории, а интересы каждого гражданина и члена общества, поддающиеся конкретным подсчетам.  

     Можно с полным основанием говорить о том, что  региональные и локальные конфликты создают реальные угрозы национальной безопасности России, не способствуют укреплению стабильности и устойчивости. В них заложен значительный негативный потенциал, способный привести к катастрофическим последствиям российское общество.   

Следовательно, научное сообщество при изучении региональных проблем  не  должно  ограничиваться констатацией кризиса, а направить все усилия общества на создание таких социальных и духовных механизмов  согласования неизбежных противоречий, которые могли бы путем нахождения разумных компромиссов  разрешать конфликтные ситуации в регионах. Для сохранения устойчивости, стабильности в российском обществе, весьма важно, чтобы в регионах  страны проводилась взвешенная экономическая и политическая стратегия, призванная ослабить социальные конфликты, а также искоренить политические и куль­турные факторы, благоприятствующие процессам социальной деградации идестабилизации.

  Большинство специалистов в числе первоочередных задач по обеспечению безопасности российского общества видят задачу по радикальному решению социальных проблем, повышению уровня и качества жизни людей, борьбе с безработицей и нищетой, доступности бесплатного образования и медицинского обслуживания и т.д. В центре внимания органов государственной власти  должны находиться вопросы ликвидации социальной несправедливости и маргинализации. При этом особое внимание необходимо уделять искоренению различных форм экстремистских проявлений в культурной, религиозной и политической среде. По нашему глубокому убеждению, без  оздоровления  всех сфер общественного развития и устранения социальных противоречий и конфликтов, без обеспечения необходимого минимума социальной справедливости  надеяться на устойчивую безопасность в обществе невозможно.

        Современный период в социально-экономическом развитии российского общества характеризуется полным перераспределением общественного богатства. На смену огосударствленной экономике пришла многосекторная, а вместе с ней изменились контуры социальной структуры общества, соотношение социальных слоев и групп, их ролевые функции. В России появились бедные и богатые, обездоленные и преуспевающие, «удачники» и «неудачники» и т.д. Данные обстоятельства привели к расколу, социальному размежеванию, распространению бедности, ведущей к социально-политической поляризации российского общества, идеологическому размежеванию народа по ключевым вопросам развития, беззастенчивой борьбе за раздел и передел общественной собственности, криминализации общественных отношений, росту организованной преступности и увеличению масштабов терроризма, обострению межнациональных и осложнению  международных отношений, созданию широкого спектра внутренних и внешних угроз национальной безопасности страны.

        Благополучие, будущее любой страны, ее безопасность зависят не только от состояния экономического или политического развития, но и от уровня обеспеченности национального единства и  межнационального согласия в обществе. Когда эти компоненты деформируются, то в обществе зарождаются конфликты на национальной  почве. Эта истина подтверждается всем ходом новейшей истории не только российского государства, но и всех государств, как на постсоветском, так и всем постсоциалистическом пространстве. Факты свидетельствуют, что борьба за государственный суверенитет ценой подавления национальных, социальных, религиозных, конфессиональных, партийных меньшинств не может быть признана  ни цивилизованной, ни правовой. События последнего времени в России и странах СНГ со всей очевидностью показали, что конфликты на национальной и религиозной почве все больше проявляют себя как сила, усугубляющая  кризис, заводящая в тупик дело национального развития, становясь серьезным препятствием на пути духовно-нравственного обновления общества. 

      Особенно актуально сказанное для российского общества, ибо как справедливо отмечает профессор П.И. Симуш «…будущая Россия – это не только многоэтническая Фе­дерация, но и единое национальное государство. Только в таком двояком качестве Рос­сия достигнет обеспечения физической безопасности, экономического процвета­ния и своей национальной  идентичности».14  

       В качестве основных факторов угроз региональной безопасности выделяются, и мы об этом уже упоминали, кризис отечественной экономики, социальная поляризация российского общества, специфика геополитического и международного положения, обострение  межэтнических отношений, нарастание миграционных потоков и т.д. Здесь же, и далее наше внимание будет направлено на раскрытые тех процессов, которые тесно связаны с процессами национального и межнационального взаимодействия, межцивилизационного развития и т.д.

        Анализ целесообразно начать с выявления базовых основ региональных конфликтов. Как показывает практика, нередко такими причинами выступают гипертрофированный патриотизм, местничество, клановость и т.д. Региональное самосознание, другими словами, самовосприятие людей только через то место, где они родились и выросли, по сути, и есть этносоциальная база для местничества, клановости, националистических проявлений. Очевидно, сегодня сохраняются веские основания утверждать, что в отдельных регионах России ещё наблюдается опережение роста регионального самосознания над национальным. Следует помнить, что гипертрофированный локальный патриотизм, его агрессивная наступательность препятствуют консолидации нации и неизбежно ведут к внутреннему сепаратизму и культурной изоляции, порождают ряд других угроз стабильности и безопасности государства и общества.  Клан или регион может стать питательной средой для создания различных образований, претендующих на роль политической оппозиции в  рамках  всего  государства.

          Об этом красноречиво свидетельствуют факты, описанные в статье Максима Галкина и Александра Самарина «Шесть самых взрывоопасных регионов»,15 где авторы обстоятельно показывают зарождение специфических особенностей социальных напряжений на основе  различных  причин:  в Республике Дагестан (Хасавюрт, 2004 г.) произошли многотысячные антиправительственные митинги, организованные мэром города; Северной Осетии (Бесланские события) – главное требование, отставка президента республики; в Калмыкии - многотысячные митинги, связанные с требованиями отставки президента республики; в Карачаево-Черкесии массовые волнения, обусловленные сокрытием совершаемых в республике тяжких преступлений. Поводом послужило убийство местных оппозиционных парламентариев; многочисленной манифестации в Башкортостане. 26 марта 2005 года в Уфе на митинг вышли 25 тыс. человек. Оппозиция требует отставки  президента республики; в Ингушетии также имеются  серьезные недовольства масс властью.

        В другой статье «Страна в нарезку. Какие субъекты федерации испытывают тягу к суверенитету»,16 представленной Александром Газовым достаточно убедительно и правдиво сформулированы наиболее важные угрозы, проявляющие себя в регионах России, и могущие нанести существенный ущерб безопасности российского общества. Автор ставит вопрос «Так насколько велика угроза целостности России?». Отвечая на него, он говорит не только об опасности регионального сепаратизма, но ещё и таких трех негативных  тенденциях как: антимосковские настроения; «историческая реконструкция»; экономическая ситуация, ведущих к активизации процессов дестабилизации, хаотизации и неустойчивости российского социума. А.Газов, анализируя ситуацию в сфере межнациональных отношений в регионах России отмечает, что «местные этноактивисты постоянно выступают с требованиями защиты своей самобытности». В результате возникают различные сепаратистские организации, широкое хождение получают лозунги типа – «Россия для русских» и такие высказывания –  «Нам никто не нужен – ни Северный Кавказ, ни Азия, ни Карелия, ни Татарстан, ни Якутия с Бурятией. Русские сами со всем справятся, без помощи кавказцев, татар, таджиков и евреев». Следует подчеркнуть, что специалисты справедливо отмечают, что все эти факты способствуют тому, что в обществе нарастает тревога, социальная напряженность,  все чаще и чаще дают о себе знать такие негативные явления, как ксенофобия и национализм, экстремизм и сепаратизм.17

           Важно также отметить, что такие настроения не могут служить основой для   укрепления социального согласия, толерантности  в обществе, а, наоборот  ведут его к расколу, создают благоприятные условия для проявлений реакционных форм национализма и экстремизма. На такой волне, само собой разумеющимися, выглядят и усиленные попытки по практической реализации регионами вопросов, связанных с самоопределением.

В анализируемой статье подчеркивается, что усиленно муссируются  возможности  отделения зауральских территорий от Российской Федерации и создание таких республик как:  Республика Урал, Республика Сибирь. Причем важно подчеркнуть, что подобные шаги предпринимаются и в ряде других регионах России, в частности в Пскове, Брянске и т.д.18 Такие регионалистические настроения в российском обществе, на наш взгляд, не должны оставаться без внимания и соответствующего отпора, ибо они не способствуют укреплению Российской Федерации, как многонационального и многоконфессинального государства. Следовательно, в условиях полиэтничности и многоконфессиональности России необходимо усилить роль  государства в проведении этнополитики, краеугольным камнем в которой должен быть принцип приоритетности защиты прав личности независимо от национальности, недопустимости ущемления прав национальных меньшинств. Кроме того, стратегическая линия в этнополитике государства должна строиться на методах, конструктивно разрешающих межнациональные противоречия. Недооценка  и пренебрежение  этими важнейшими   постулатами, как показывает практика, приводит к глубочайшим человеческим трагедиям. Тут наглядным примером может служить распад  Югославии на семь независимых государств: Словению, Хорватию, Боснию и Герцеговину, Сербию, Черногорию, Македонию, а теперь – и  Косово,19

Таким образом, состояние национальных и межнациональных и отношений в российском обществе указывает на то, что они относятся к самым сложным и трудноразрешимым проблемам для России. Факты из жизни  наций и народностей, проживающих как в центральных регионах России, так и в субъектах Федерации  показывают, что не изжито на практике стремление, установить преимущество титульной нации в общественной и политической жизни по отношению к другим нациям и народностям, проживающими на данной территории. Объективно это обстоятельство и ряд других требуют мобилизации политической воли  руководства  России и интенсификации  усилий ученых на разработку таких приоритетных  научных  направлений как :

– развитие теоретических проблем наций и национальных отношений. Здесь в поле зрения исследователей должны находиться проблемы теории наций – консолидация, национальная жизнь, национальное единство, соотношения национальных и общечеловеческих ценностей, национальных  и государственных интересов; национальная идея, этнические аспекты  национальных отношений;

      – разработка методов и подходов для решения проблем, связанных с творческим развитием демократических принципов национальной политики в стране.Важно серьезно заниматься политическими проблемами национальных и межнациональных отношений с  акцентом на реализацию естественного права каждого народа на самостоятельное достойное существование, сохранение самобытности, языка, культуры, традиций, включенность в мировую цивилизацию;

– исследование государственно-правовых проблем межнациональных отношений.При этомосновной упор сделать на проблемах национально-государственного строительства в стране, процессы суверенизации, прав человека, противоречий в этих сферах;  состояние и перспективы развития малочисленных наций и народностей, проживающих на территории  России;   

 – разработка сущностных характеристик проблем культуры межнационального общения.В данном научном направлении в центре внимания научных разработок должны находиться вопросы ответственности в национальных и межнациональных отношениях с всесторонним освещением таких понятий, как национальная честь, национальные чувства, национальная психология,  национальная  гордость,  дружба народов и  т. д.;

          При этом важно также дать критическое социально-философское обобщение всем тем деформациям и негативным явлениям в национальных и межнациональных отношениях, которые имели место в прошлые годы, и нередко проявляющихся и теперь. Провести их научную экспертизу с последующей систематизацией, в целях выработки управленческих решений по локализации возможных рисков обострения межэтнической и межнациональной напряженности в российском обществе.

Примечания

  1. См.: Пирумов В.С. Стратегия выживания социума. Системный подход в исследовании проблем геополитики и безопасности. М.: Дружба народов, 2003. С.3;Попов В.Г., Коношенко В.А.. Национальная безопасность: основные понятия и определения. //Современные проблемы законодательного обеспечения глобальной и национальной безопасности, эффективного противодействия терроризму. Сборник научных статей М.: 2003. С. 62.

  2 .  Стенограмма  выступления президента России В.В. Путина на 43-й международной конференции по безопасности в Мюнхене 10 февраля 2007года. http://www.rbcdaily.ru/2007/02/12/focus/265549.

  3. Ельчанинов М.С. Трансформация России: синергетические аспекты //  Социально-гуманитарные знания. 2002. № 3,  С.269.

 4. Титаренко М. Формирование азиатской политики России в первой половине ХХI века и идеология нового евразийства // Евразия: народы, культуры, религии. 2005. С. 77.

 5. Стенограмма  выступления президента России В.В. Путина на 43-й международной конференции по безопасности в Мюнхене 10 февраля 2007года. http://www.rbcdaily.ru/2007/02/12/focus/265549.

6.См.: Попов В.Г., Коношенко В.А.. Национальная безопасность: основные понятия и определения. //Современные проблемы законодательного обеспечения глобальной и национальной безопасности, эффективного противодействия терроризму. Сборник научных статей М.: 2003. С. 63).

7 Манилов В. Л. Угрозы национальной безопасности России// Военная мысль. 1996. № 1. С. 17.

8. См.: Общая теория безопасности. Актуальные методологические и соци­ально-политические проблемы: Учебное пособие/ Под ред.А. И. Поздняко­ва. М.: ВАГШ. 1994. С.13.;  Серебряников В., Дерюгин Ю.И., Ефимов И. П.. Ковалев В. И. Безо­пасность и армия. М.: 1995. С. 23.

9. Кузнецов В.Н. Общенациональная цель как фундаментальная проблема социологии // Социологические исследования. 2005. № 4. С.4.

  1. I веке. М.: Издательство «Права человека». 2000; Чернышова А.Г. Современная Россия: вызовы настоящего и стереотипы прошлого // Россия: тенденции и перспективы развития. Ежегодник. Выпуск 1. М.: 2005Газимагамедов Г.Г., Рац С.В. Структурные элементы социальной безопасности в современной России // Конфликтология – теория и практика. Санкт-Петербург. 2004 №2 (3); .Парламентский контроль над сектором безопасности: принципы, механизмы и практические аспекты. Женева \ Москва. Женевский центр демократического контроля над вооруженными силами, Межпарламентский контроль. 2003; В.Г. Попов, В.А. Коношенко. Национальная безопасность: основные понятия и определения. // Современные проблемы законодательного обеспечения глобальной и национальной безопасности, эффективного противодействия терроризму. Сборник научных статей М.: 2003; Бунев Е.Г. Взаимосвязь геополитики и национальной безопасности//  Вестник Российской академии естественных наук. 2007. Том 7. № 1; Сильвестров С.Н. Глобализация: политико-экономические вызовы для России  //Россия в глобализирующемся мире: Политико-экономические очерки  / Отв. Ред. ак. Д.С.Львов. М.: Наука, 2004 и др.

11. Путин В.В. Послание Президента РФ Федеральному Собранию РФ // Российская газета. 2003. 17 мая.

12. См.: Региональная социология в России. М.: Экслибрис-Пресс. 2007. С.5-6.     

              14. Симуш П. И. Россия как нация: что это значит?//  Власть. 2004. №10. С. 10.

 15. Галкин М., Самарина А. Шесть самых взрывоопасных регионов //Независимая  газета. 2005. 29 марта

 16. Страна в  нарезку. Какие субъекты федерации испытывают тягу к    суверенитету //«Наше Время».Редакция проекта Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра..

 17. Баграмов Э. Межэтнические отношения и проблема толерантности // Наука-политика-предпринимательство. 2004. № 2. С.56-66.

 18.  Страна в  нарезку. Какие субъекты федерации испытывают тягу к    суверенитету //«Наше Время»Редакция проекта Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра..

19. Ждет ли Россию судьба Югославии?  Аргументы и факты. 2006. № 12.

Обеспечение безопасности Дальневосточного региона России

on Четверг, 29 Октябрь 2015. Posted in Коллективная монография

              А.М. Юнусов. Обеспечение безопасности Дальневосточного региона России: геостратегический аспект //Дальневосточный регион в социально-политическом пространстве России: проблемы и пути их решения. Сборник материалов. Научно-экспертный совет при Председателе Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации Сборник материалов. – М.: Издание Совета Федерации, 2009. С.94-101.

         Дальневосточный регион в социально-политическом пространстве России занимает исключительно важную стратегическую роль.  Наряду с внутренними проблемами региона, важное значение имеют внешние проблемы, тесно связанные с  геостратегическими факторами, влияющими на общую стабильную и устойчивую ситуацию в Дальневосточном федеральном округе (ДВФО) Российской Федерации.  В ДВФО к числе таких важнейших проблем, требующих первостепенного внимания Российского государства, относятсяпроблемы сохранения территориальной целостности региона, своевременного разрешения возможных территориальных споров, возникающих с сопредельными государствами. Поэтому чрезвычайно важно с точки зрения  обеспечения национальной безопасности, стабильного будущего для Дальнего Востока и  России в целом является налаживание устойчивого стратегического партнерства  с Китаем, Японией, КНДР и  РК.

        В обеспечении национальной безопасности  России большую роль играют все её регионы без исключения. Но самую большую нагрузку несут приграничные регионы, одним из которых является российский Дальний Восток.

          Автором  в данной статье предпринята попытка рассмотреть один, но чрезвычайно емкий вопрос, связанный с имеющимисяспорами и претензиями  по территориальным  вопросам  внешнего  характера. Такие вызовы  и  опасности в ДВФО реально существуют и в перспективе могут обостряться.

       Анализ данной проблемы осуществлен на основе результатов, экспертного опроса, которые были получены Центром региональной социологии Института социологии РАН.  Экспертный опрос проводился  в октябре 2008 года среди 33-х представителей органов власти, научных центров, бизнес-сообществ и институтов гражданского общества во всех девяти субъектах Российской Федерации, входящих в Дальневосточный  федеральный округ. В «Анкету-Бланк экспертной оценки» были включены 43 вопроса по актуальным проблемам социально-экономического и политического развития региона. Среди них был и такой вопрос (36):«Назовите наиболее опасные вызовы для Вашего региона». Он предполагал получение ответа на вопросы, связанные с обеспечением безопасности жизненно важных интересов людей, проживающих в регионах Дальневосточного федерального округа, а также со своевременным предотвращением угроз и вызовов  территориального характера. Особое внимание нами было уделено  тому, как  эксперты оценивают опасности геостратегического характера более чем в 20 регионах ДВФО на предмет наличия и преодоления негативных аспектов во взаимодействии России со странами региона. Отметим, что эксперты из Хабаровского и  Приморского краев, Амурской и Сахалинской областей и других регионов выразили свою озабоченность наличием данной проблемы. Полученные результаты опроса в названных субъектов ДВФО свидетельствуют, что в регионах правильно понимаются вопросы, связанные с обеспечением национальной безопасности и территориальной целостности Российской Федерации  на Дальнем Востоке.  Суждения экспертов, по нашему мнению, объективны и вполне репрезентативны и не противоречат главным выводам, содержащимся в трудах российских ученых( экономистов, социологов, востоковедов, правоведов и других) по данной проблематике.1 

                 

          В своем анализе мы  сосредоточили внимание на возможных проявлениях  рисков, угроз и опасностей территориальной целостности Дальневосточного региона, имеющих внешний характер. Но прежде отметим, что в общероссийском информационном поле все чаще и чаще говорится о возможности проявлений территориальных споров и претензий, касающихся отдельных территорий ДВФО.  В общественном сознании как жителей  Дальневосточного региона, так и российских граждан, проживающих в других регионах, эти возможности воспринимаются с разной степенью осознания  рисков и опасностей.  Одни подходят к этим вопросам как к реально существующим угрозам, другие считают эти вопросы надуманными и беспочвенными. Исходя из  двух этих бытующих представлений ставится задача нахождения ответа на основе анализа так называемых корневых рисков и угроз, имеющих  принципиальное значение для обеспечения безопасности Дальнего Востока. 

   При  изучении рассматриваемой проблемы, как справедливо отмечается в научной литературе, нельзя не учитывать три важных фактора, которые играют большую роль в современ­ной восточно-азиатской политике, и которые должны присутствовать в построении приоритетов во взаимоотношениях субъектов  ДВФО с сопредельными государствами: Китаем, Японией и Кореей. Этими факторами являются история, эко­номика, культура, через которые можно понять, насколько толерантными, дружескими в прошлом, сейчас и в перспективе были и будут отношения между Россией  и  такими странами-соседями как Китай, КНДР, Япония и Корея.

В данном контексте следует отметить, что, как правильно отмечают специалисты, в па­мяти китайцев, японцев, корейцев, сложился не всегда положительным образ России.  Например,  для японцев  негативные факторы - это судьба япон­ских военнопленных в СССР и «северные терри­тории», для китайцев - «отторгнутые царской Россией» земли Приамурья, для корейцев - массовая депортация корейского населения из При­морья в 30-е годы XX в».2 Действительно, при определенных условиях наличие таких идейных установок становится дестабилизирующим фактором в среде их носителей. Поэтому при построении модели безопасности Дальневосточного региона России, названные обстоятельства  не должны   недооцениваться.                          

      Кратко остановимся на рассмотрении существующих опасений, относительно соседних стран дальнего зарубежья. В краткосрочной перспективе угроза со стороны КНР отсутствует, сегодня политика Пекина вполне лояльна по отношению к России. Но что будет через десять лет, где гарантия того, что территориальную карту не захотят разыграть? Правительство Китая сейчас не предъяв­ляет никаких территориальных претензий, но мы должны смотреть в будущее. Конечно, пока китайская угроза заселения нашего Дальнего Востока отсутствует, но при дальнейшем бездействии и не заселении наших восточных районов страны ситуация будет осложняться.3 Уже сейчас население, живущее в Дальневосточном регионе с некоторой опаской относится к возможному увеличению миграции из Китая.Особенно сложная ситуация в Хабаровском крае. За последние десять лет коренное население, условно называемое русским, сократилось на 12 процентов. В то же время общее количество проживающих выросло на 9 процентов. Следовательно, в крае в совокупности прибавилось населения на 21 процент - это мигранты из Китая и Северной Кореи.4 Очень сложная обстановка сложилась в трехпровинциях Китая почти со 100-миллионным населением. Отметим, что ониграничат с такими российскими территориями как Амурской область, Хабаровский и Приморский края, где плотность населения примерно в 30 раз ниже, чем в Китае.

  Безопасность субъектов ДВФО во многом зависит и от продуманного и эффективного сотрудничества с Японией.Взаимоотношения  между Россией и данной страной на протяжении многих лет, если не сказать веков, складывались неоднозначно: от прямого противостояния (Русско-японская война 1904-1905 годов,  Вторая мировая война 1941-1945 годов) до мирного сотрудничества в различных сферах экономики и культуры. Тем не менее, особо радужных отношений, полного взаимопонимания между Россией и Японией, можно сказать, никогда не было.  Шероховатости имеются и сейчас. Наиболее явно они проявляют себя в вопросах о принадлежности Курильских островов. У России и Японии по  этому вопросу разные взгляды и позиции.

           В связи с этим, следует особо подчеркнуть следующее: несмотряна то, чтопринадлежность Курильских островов России(Кунашир, Итуруп, Хабомаи, Малая Курильская гряда) неоспорима и подтверждаетсямассой российских официальных государственных документов, соответствующими международными соглашениями, трудами историков, а также искренними (или вынужденными) признаниями видных японских политиков и ученых, официальные японские власти имеют к нам территориальные претензии.  При этом они вкачестве аргумента в пользу тезиса о принадлежности им «малых островов» ныне используют экономический фактор. «Напри­мер, японская пропаганда усиленно раздувает миф, будто район Малой Курильской гряды, в прошлом всегда был «житницей для жителей Хок­кайдо, а русские ее отобрали».5

      О том, насколько важным стратегическим значением обладают Курилы, говорит следующий факт: с 1945 г.  Курилы уверенно выполняют свою функцию выхода россий­ского Тихоокеанского флота из Охотского и Японского морей в Тихий Океан. Практикой подтверждено, что почти все проливы в Курильской гряде позволяют (по ширине иглубине) выходить и входить надводным кораблям. А некоторые проливы обеспечивают выход и вход подводных лодок в подводном положении.

Следовательно, Курилы это своего рода «русские ворота в Тихий океан», а, как известно, у всяких ворот двойная функция - выпускать хозяина со двора нару­жу и не впускать чужака во двор.  По образному выражению жителей города Южно-Курильска, гряда многочисленных островов   является «щитом Отечества на во­стоке».Так что Курилы должны надежно выполнять роль щита.6

     В качестве предварительного заключения, следует  отметить, что по всему периметру российских границ не­мало районов, на которые имеют виды соседние страны. При любой уступке Японии в отношении Курил сработает принцип домино, и от России непременно потребуют и других территориальных уступок, ее начнут рвать на части. Нет нужды пояснять, каковы будут послед­ствия этого для России».7

   В ближайшей перспективе следует ожидать оживления интеграционных процессов в разделенной Корее, которые могут привести к неблагоприятным геостратегическим изменениям ситуации на Дальнем Востоке. В связи с этим следует отметить, что«события, разворачивающиеся сейчас в Северо-Восточной Азии, яв­ляются частным проявлением того процесса, который начался во всем мире. Это распад традиционного миропорядка, сложившегося после Второй мировойвойны.Поэтому Россия в своей внешнеполитической деятельности  должна учитывать этот важнейший политический фактор и всячески способствовать объединительному процессу Северной  Кореи и Южной Кореи. Тем самым Россия приобретет еще одно дружественное государство. Это очень важно в том плане, что в свое время «Россия допустила крупные просчеты в корейской политике, что, естественно, серьёзно ослабило ее традиционно прочные позиции на Корейском полуострове и в регионе. С ней, в какое-то время перестали считаться и в Пхеньяне, и в Сеуле».8

  Намерение корейцев объединить свою страну всегда встречало понимание в России. В принципе для нашей страны образование единого корейского государства было бы предпочтительнее сохранения источника постоянной напряженности на еедальневосточных рубежах.Для России важно, чтобы Корея была независимым и политически стабильным государством, с которым она могла бы поддерживать добрососедские отношения и развивать взаимовыгодное сотрудничество в интересах мира и безопасности в Северо-Восточной Азии. Исследователи правильно отмечают, что «Россию вряд ли устраивала бы перспектива иметь соседом такую Корею, которая находилась бы под преимущественным военно-политическим влиянием США, Японии или Китая.Она предпочла бы видеть Корею нейтральным независимым государством, последовательно проводящим внеблоковый политический  курс».9

Однако среди южнокорейских политиков и ученых широко распространено мнение, что Россия не имеет оснований претендовать на то, чтобы с ее интересами считались другие государства региона.

Такой вывод неверен, ибо у России есть не меньше оснований отстаивать свои национальные интересы, чем скажем у потенциального военного альянса США и  Кореи, который может со временем не только приблизиться вплотную к ключевым стратегическим объектам России на Тихоокеанском побережье, но и в корне поменять  сложившуюся там за последние десятилетия военную ситуацию. Достаточно посмотреть на географическую карту, чтобы убедиться в том, что соседство с таким военным альянсом по сути дела блокирует  жизненно  важные  морские  базы  и   коммуникации   России   на Дальнем Востоке, дает возможность изолировать Владивосток, другие военно-морские базы Приморья от Сахалина, Курил, Камчатки, Чукотки, акваторииОхотского моря  и  восточной части Тихогоокеана.10 

   На безопасность ДВФО могут сказываться и такие угрозы, которые возникают не из непосредственных столкновений конфликтогенных факторов между соседними с Россией странами. Такие страны как Япония, Китай и Корея имеют  между собой немало спорных территориальных проблем, требующих своего разрешения. К примеру, Япония претендует на остров Токто, принадлежащий Корее и на »малые острова», Сэнкаку (Дяовыдао), относящиеся  Китаю. Такая ситуация не может способствовать миру и стабильности в регионе и самым пагубным образом может повлиять на безопасность   всего  Дальневосточного региона России.

 По большому счету вся Северо-Восточная Азия оказывается как бы расколотой на два лагеря;  в одном  - Российская Федерация, КНР  и корейские государства, в другом -  Япония  и  ее  союзник  США.

       Из всего сказанного можно сделать следующие выводы.

          Первый. Эксперты из Амурской и Сахалинской областей, Хабаровского и Приморского краев объективно оценивают и с большой ответственностью и пониманием относятся к проблемам сохранения территориальной целостности и необходимости принятия, превентивных мер по своевременной локализации возможных территориальных споров  ДВФО.

        Второй. Властные структуры Российской Федерации обязаны уделять самое пристальное внимание вопросам совершенствования управления по безопасному развитию субъектов  Дальневосточного федерального округа, ибо благополучие,  мир и процветание в российском обществе во многом зависит от защищенности  извне, именно   этого региона  России.

         Третий. Нельзя забывать, что государство, общество, люди  обязаны защищать свой суверенитет, свою территориальную целостность, и если  по каким-то причинам, временно отклоняются от понимания необходимости укрепления национальной безопасности, защиты национальных интересов, или недооценивают общую ситуацию современного общественного развития, то в перспективе сталкиваются с усилением опасностей и рисков, что грозит утратой не только отдельных элементов  системы жизнеобеспечения  социума,  но  и  полной  ее  деградации.

    Четвертый.На основе концептуального видения по стратегии развития Дальневосточного региона ведущими российскими учеными, нужно активно развивать госу­дарственное управление и разработать четкую систему принятиястратегических и тактических управленческих решений  в сферах геополитики, геоэкономики.

      Пятый. Создать интеллектуальную систему государ­ственных аналитических центров стратегического планирования, анализа и прогноза в целях выработки умения принимать правильные стратегические и тактические управленческие решения по развитию Дальнего Востока. Своевременное внедрение на территориях  региона  новых  современных наукоемких технологий, выстраивание эффективной и целостной системы приоритетов в целях его безопасного развития, создание благоприятных условий проживания людей – все это явится залогом  дальнейшего развития и укрепления Дальневосточного региона Российской Федерации.  

        Этим  же  целям призваны служить и такие меры, как проведение саммита АТЭС- 2012, на острове Русский (г.Владивосток), реализация широкомасштабной программы,   утвержденной Президентом Российской Федерации в январе 2008 года.

    Примечания к статье

       1. См:. Титаренко М.Л. Россия: безопасность через сотрудничество. Восточно-азиатский вектор. М.: «Памятники исторической мысли».2003;Болятко А.В. Дальний Восток: в поисках стратегической стабильности: Проблемы национальной безопасности России на Дальнем Востоке и стратегической стабильности в Азиатско-Тихоокеанском регионе. М.2003;Табатадзе Г.С. Евразийские основания геополитических интересов России // Ученые записки (Выпуск  шестой). Волгоградский институт экономики, социологии и права. Волгоград, 2005; Корейский полуостров и вызовы глобализации. Доклады, представленные на Х научной конференции корееведов России и стран СНГ. Москва, 29-30 марта 2006 г./ РАН, Ин-т Дальн. Востока. М. 2006; Черная И.П.Проблемы управления развитием приграничного региона в условиях глобализации. Владивосток, 2006; Кузык Б.Н., Титаренко М.Л. Китай – Россия – 2050: стратегия соразвития. М.2006; Куликов А.С.К вопросу о национальной безопасности.//Вестник Российской академии естественных наук 2007. Том 7. № 1; Игорь Зевелёв. Соотечественники в российской политике на постсоветском пространстве // Россия в глобальной политике. Том.№1. янв.-февр. 2008 г. и др.

         2.  Ларин В.Л. Дальний Восток в российско-китайских отношениях на рубеже ХХ-ХХI вв.// Китай в диалоге цивилизаций: К 70-летию академика М.Л. Титаренко / Гл.ред. С.Л.Тихвинский. - М.: «Памятники исторической мысли», 2004.С.365.

         3. Авксентьев.В.А, ГриценкоГ.Д, Дмитриев А.В. Региональная конфликтология: экспертное мнение / Под. ред. чл.-корр. РАН М.К. Горшкова. – М.: Альфа-М, 2007.  С.202.

        4.Мигранты наступают. http://www.vzglyad.ru/society/2006/8/25/46562.html.

        5.Коротков Г.И. Военно-стратегическое значение «малых островов». // Международная научная конференция. Корея на стыке времен: проблемы истории и современности (26 октября 2006 г.).  М.2006.С.53.    

         6.  Там же. С.55.

         7.Ванин Ю.В. Корее необходимо единство (вместо заключения). // Научная конференция: Некоторые территориальные вопросы на Дальнем Востоке и актуальные задачи международного сотрудничества во имя мира (23 декабря 2005 г.). М.2006. С.37.

        8. Ткаченко В.П. А хотят ли корейцы объединиться? Парадоксы и парадигмы объединения Кореи. Алматы. 1997. С.34.

         9. Там же. С.42.

        10.Там же. С.43-44.

Обеспечение безопасности российского общества

on Четверг, 29 Октябрь 2015. Posted in Коллективная монография

А.М. Юнусов. Обеспечение безопасности российского общества. // Становление новоевразийской цивилизации в постиндустриальную эпоху (Духовные стоки и ноосферно-человеческий смысл). Том 1. (Россия, Китай и Центральная Азия): Коллективная монграфия. – М.: Экслибрис-Пресс, 2008. – 480 с.    (Глава 3. С.).

        Актуализация проблем обеспечения безопасности  социума

        День ото дня ста­новится все более актуальной проблема, связанная с обеспечением безопасности социума. Многочисленные исследования, посвященные научной разработке данной проблемы, указывают на то, что это необычайно многоплановая, сложная, комплексная проблема. В современной литературе под безопасностью социума понимается не только состояние надежной защищенности жизненно важных интересов и коренных основ существования личности, общества и государства, но и защищенности ре­гиональных и Мирового сообществ, их разнообразных ценностей и образа жизни человече­ства от внешних и внутренних угроз; положение, при котором кому-либо, чему-либо в самом широком смысле не угрожает опасность.1

  В современных условиях обеспечение безопасности стало проблемой не только отдельно взятого государства, а всего мирового сообщества. Проблемы обеспечения безопасности, которые в свое время  относились именно к государству или определенной нации, сегодня вышли из своего традиционного круга и становятся региональными и глобальными. Из-за глобального характера почти всех угроз и вызовов, независимо от тогоэкологические они или экономические, политические или энергетические, их действию подвержена безопасность всего населения земного шара, всех государств и регионов. Неделимостьбезопасности стала аксиомой. Именно поэтому в силу своей серьезности и значимости идеи и принципы безопасности находят отражение в конституциях, национальных доктринах, концепциях, реформах, законах, указах, постановлениях, актах, декретах, декларациях, обращениях, заявлениях и других документах.

Безопасность достигается проведением единой государственной политики в области обеспечения безопасности, системой мер экономического, политического, организационного и иного характера. Особо следует отметить, что среди факторов, от которых зависит будущее устойчивое развитие мира в целом, судьба больших и малых государств, важную роль играют протекающие сегодня глобализационные процессы, которые усиливают взаимозависимость между государствами, включая сферу безопасности.Особенностью современной глобализации является то, что она угрожает разнообразию этнических традиций, навязчиво вторгается в жизнь общества, индивида, создавая условия противоборства глобального и этносоциального. Важно также подчеркнуть, что оборотной стороной глобализма как современной геополитической докт­рины Запада является наличие постоянной угрозы полицейского вмеша­тельства военных машин западных го­сударств во внутреннюю жизнь других стран, угрозы непрозападным  режи­мам  и  государствам.

Таким образом, глобализация поставила перед каждой страной и перед человечест­вом в целом тяжелые, трудно разрешимые проблемы. Как их разрешать? Очевидно, при проявлении определенной политической воли успешное решение проблем безо­пасности как национальной, региональной, так и глобальной, во многом зависят от эффективного контроля над современными процессами глобализации. Об этом убедительно и доказательно говорил в своем выступлении президент России В.В. Путин на 43-й международной конференции по безопасности в Мюнхене 10 февраля 2007 года. Говоря о неделимости феномена безопасности в целом, и в частности международной, глава российского государства особо подчеркивал, что «проблематика международной безопасности – много шире вопросов военно-политической стабильности. Это устойчивость мировой экономики, преодоление бедности, экономическая безопасность и развитие межцивилизационного диалога. Такой всеобъемлющий, неделимый характер безопасности выражен и в ее базовом принципе: "безопасность каждого – это безопасность всех". Из сказанного вытекает, что в  условиях глобализации становится весьма актуальным сохранение все­общей устойчивости и гармонии в ми­ровом сообществе, укрепление суверенитета независимых государств, их безопасности и стабильности, а также решение различного рода региональ­ных проблем. Становится очевидным, что бе­зопасность в современном мире – дело не только отдельных государств, а об­ласть международного сотрудниче­ства.

         Сохранение безопасности, стабильности, устойчивости в обществе невозможно без борьбы и приложения огромных усилий. Мир и спокойствие в обществе – это не подарок свыше, за них нужно бороться, их необходимо отстаивать. Вся история построена на вызовах и ответах. Человечество всегда противостояло различным угрозам – природным катаклизмам, войнам, эпидемиям и т.д. Однако, только в последнее время все эти угрозы систематизируются в целях обеспечения безопасности. У человека и человечества появляется возможность противостоять им не интуитивно, а взяв на вооруже­ние научные аспекты противодействия глобальным угрозам.

         Особенность ХХI века состоит в том, что коли­чество новых опасностей,  стоящих перед челове­чеством, не только увеличилось, но и качественно изменилось по сравнению с веком минувшим. В научной  литературе  справедливо отмечается, что  мировое сообщество «вступает в век роковой эскалации локальных рисков  и глобальной бифуркации, т.е. наступают неопределенные условия, в которых правила поведения, характерные для стабильного состояния общества перестают действовать с прежней результативностью и часто вызывают даже обратный эффект». 

Эта закономерность подтверждается изменениями,которые происходят сегодня в социальной структу­ре российского общества, в большей или меньшей степени соответствует выше приведенному тезису через проявления следующих факторов:

- Во-первых, процессами глобализации мирового пространства. Здесь важно отметить, что происходящее  в других странах и вообще во всем мире, не может не сказаться на идущих у нас процессах. Но при этом важно, однако, точно установить, в каких масштабах, и в какой форме это происходит.

- Во-вторых, связано с факторами, являющимися общими для стран, находящихся в процессе трансформации, то есть перехода от одной общественной системы к другой, основанной на рыночных отношениях и демократических институтах власти.

       Указанные обстоятельства многократно усугубили угрозы, с которыми человечество стал­кивалось на протяжении веков, и породили множе­ство новых – глобальный терроризм, этнические противостояния, региональные конфликты, загрязнениеокружающей среды, критические информационные воздействия и т.д. В этой связи, как справедливо отмечает академик М.Л. Титаренко: «В сфере безопасности на первый план выходят новые, либо не стояв­шие столь остро, проблемы и вызовы, прежде всего по противостоянию международному терроризму. В этом же ряду стоит проблема межэтничес­ких противоречий, сепаратистских настроений, нередко подогреваемая экстремистскими элементами».4

         Сегодня ста­новится все более и более  актуальной проблема, связанная с обеспечением безопасности  всего  человечества.Говоря об этой необходимости, важно отметить, что в выработке стратегии мира и безопасности в обществе важно определить общефилософские, социологические и политологические подходы к изучению таких проблем, как «безопасность», «стабильность», «устойчивость» и установить их роль в сохранении глобальной и региональной безопасности. Такие подходы дают возможность рассматривать проблему безопасности комплексно и  с различных точек зрения.

   Сейчас в мире нет ни одного государства, которое при проведении своей внутренней и внешней политики не учитывало бы необходимости сохранения и укрепления всеобщего мира, не придавало бы решающего значения работе по выявлению, предупреждению, ослаблению,  устранению и отражению опасностей и угроз на различных уровнях – глобальном,  региональном, национальном. Ситуация в настоящее время складывается таким образом, что большинство людей считает, что в современном мире жить стало небезопасно, а порой просто страшно.  В.В.Путин в уже упоминавшемся выступлении говорил, «что никто уже не чувствует себя в безопасности. Я хочу это подчеркнуть – никто не чувствует себя в безопасности!».5

       Глобализация усилила взаимозависимость между государствами, включая сферу безопасности. Ныне угрозы безопасности в одной стране могут легко распространяться и дестабилизировать мирную обстановку в других регионах и даже во всем мире. Эта новая реальная дан­ность.  Для России она актуализирует задачи, связанные с научным обоснованием при­оритетных направлений обеспечения безопасности  и постоянной работы по глубокому анализу причин и факторов, влияющих на безопас­ность, стабильность и устойчивое раз­витие российского общества в услови­ях глобализации.

        В данном контексте следует подчеркнуть, что в условиях всеобщей мировой  дестабилизации, угрозы, вызовы и риски безопасности России являются не надуманными, а реальными, требующими внимательного анализа и практических обобщений. Поэтому, нам представляется, что необходимо уделять особое внимание проблемам, связанным с региональной политикой российского государства. Она должна осуществляться целенаправленно и компетентно, в противном случае мы всегда будем находиться в поле действия  конфликтогенных факторов, которые  сами  по себе, при определенных условиях и обстоятельствах, могут принять  необратимый характер.

Следует отметить, что в последние  десятилетия ситуация   вокруг безо­пасности России изменилась коренным образом. Старые угрозы исчезли, а их место заняли новые, иногда более опасные. Это требует нового осмысления глобальных и региональных факторов безопасности для дальнейшего развития Российской Федерации.

 Обеспечение безопасности России становится важнейшей общенациональной задачей. Поэтому, как нам представляется, безопасность должна быть главной, ключевой проблемой в осуществлении не только внутренней и внешней политики, но и в целом в определении полно­масштабной стратегии по реформированию российского многонационального общества. На сегодняшний день важной является работа по оценке потенциальных и реальных угроз безопасности, стабильности и устой­чивости развития России. В этих целях необходимо вести постоянные системные исследования, как по теоретическим, так и при­кладным аспектам региональной и глобальной без­опасности. Усилить разработку проблем, обеспечивающих безопасность Российской Федерации по такимосновным направлениям как: «Социальная безопасность», «Экономическая безопасность», «Финансовая безопасность»,«Продовольственная безопасность», «Государственная безопас­ность»,«Военная безопасность», «Общественная безопасность»,«Духовная безопасность», «Информационная безопасность», «Межконфессиональная безопасность», «Экологическая безопасность», «Энергетическая безопасность», «Транспортная безопасность», и т.д. При этом особое внимание уделить вопросам эффективного противодействия проявлениям терроризма, организованной преступности и коррупции как опасным негативным социальным явлениям, имеющим место в российском обществе.

Важно также подчеркнуть, что сохранение безопасности играет большую роль не только для самой России, но для мира в целом. Россия со своими интересами и внутренней логикой разви­тия представляет собой неповторимый мир, целую цивилизацию. Те процессы, которые происходят в России, имеют  глобальное, общепланетарное значение. Они  явля­ются важным и наглядным проявлением общего процесса выра­ботки новой модели развития мира. При этом очень важно, чтобы Россия и ее союзники вовремя сумели определить вызовы будущего и принять упреждающие меры против угроз ее национальным ин­тересам. Именно поэтому необходимо как можно быстрее  воссоздать утерянный в ходе реформирования институт стратегического планирования развития страны, ускорить создание отчетливой, и главное, – общепризнанной программы этого развития, основанной на общих для всех граждан России ценностей и  идеологии. 

  Таким образом, сегодня проблема обеспечения безопасности стоит настолько остро, что решение ее объективно не может целиком лечь на плечи только государства. Лишь консолидация усилий государственных и общественных структур всего российского общества способна обеспечить безопасность  в стране и благополучие граждан. Поэтому имеются все основания считать, чтопроблемы обеспечения безопасности в Российской Федерации в настоящее время приобрели актуальное значение, и требуют к себе повышенного внимания  и нахождения эффективных путей решения этой проблемы. Главным в этой работе,  по нашему мнению, является создание современной программы обеспечения безопасности, формирование общественного мнения для поддержки новых подходов в по­литике безопасности.

               Структурное понимание феномена безопасности.   

                          Состояние разработанности проблемы

       Как было показано выше, актуализация пробле­м безопасности как новая действительность и тенденция, обусловлена проявлением на новом уровне не только «старых» угроз, но и  появлением новых ассиметричных,  нетрадиционных угроз подобных международному терроризму и др. Естественно, данное обстоятельство вызывает острую необходимость разработки концептуальных и методологических основ исследований феномена «Безопасность». Нами уже отмечалось, что безопасность – обобщающее понятие, охватывающее безопасность личности, общества и государства; национальную, коллективную (регио­нальную) и всеобщую (глобальную) безопасность. Вместе с тем необходимо подчеркнуть, что в зависимости от сфер общественной жизни безопасность принимает соответствующие формы – политическую, экономическую, социальную,научно-техническую, информационную, гуманитарную, военную, экологическую и др.  Поскольку каждая объективно существующая опасность мо­жет рассматриваться в качестве потенциальной угрозы, т.е. при определенных условиях способна стать конкретной угрозой и на­нести реальный ущерб интересам государства, общества или лич­ности. Поэтому  данные явления принято рассматривать в совокупности.

       Множество определений понятия «безопасность» в отечественной литературе объединяет стремление передать смысл этой категории посредством анализа конкретных признаков, характеризующих  состояние безопасности как социального явления. Исследователи в этой связи отмечают следующие основные признаки данного понятия. Во-первых, это когда для конкретного объекта безопасности  нет опасности, т.е. изменений свойств в худшую сторону. Во-вторых, когда имеются условия, обеспечивающие достаточную экономическую и военную мощь нации для противодействия угрозам ее существования, исходящим, как из других стран, так и изнутри собственной стра­ны. В-третьих, уровнем развитости международных отношений, в результате которого исключается на­рушение свободного мира или создание угрозы безопасности народам.6

          При этом специалисты исходят из того, что существуют не отдельно взя­тые угрозы и опасности, а имеет место определенная система опас­ностей и угроз безопасности. В этой связи отметим, что в  рамках теории безопасности, нередко понятия "угроза" и "опасность" исполь­зуются в одном и том же значении. Общим в их содержании является возможность причинить тот или иной ущерб безопасно­сти. Однако в настоящее время среди ученых и практиков все более распространенным становится мнение о том, что угроза – это край­няя степень опасности (непосредственная опасность), а опасность есть возможная (потенциальная) угроза.7

Применительно к предмету нашего рассмотрения угро­за представляет собой совокупность условий и факторов, создающих реальную и потенциальную опасность объектам общественной безопасности. На основе уточненного понятия можно выделить различные типы и виды угроз общественной безопасности. В качестве осно­вания классификации может быть рассмотрен целый ряд крите­риев.                                                  

       Наиболее значимым из них является характер источника угрозы, на основе которого выделяются три основные группы: целенаправленные действия людей;  преднамеренный эффект человеческой деятельности и социальных структур; природные явления. Особо отметим группу "преднамеренных угроз". К этой  группе угроз относят действия, которые угрожают жизни людей (организованная преступность, межэтническая и иная межгрупповая конфронтация в обществе, терроризм, торговля наркотиками, продажа высокотоксичных хими­катов и др.) и экономическому благополучию (коррупция, саботаж, экономические бойкоты). К этой же группе относятся факторы, наносящие урон природной среде (элементы экологической вой­ны, соперничество за природные ресурсы), а также осознанное ущемление политических свобод и прав населения (военные пе­ревороты, политические репрессии, этническая и иная дискри­минация и т.д.).

В числе незапланированных угроз выделяются эпидемии и гибель людей в результате голода, низких санитарных стандартов и отравления токсичными и радиоактивными веществами; испы­тания оружия массового поражения; производственные аварии; разрушение озонового слоя Земли и другие катастрофические из­менения экологии и др.

  В свою очередь, опасность рассматривается как нанесение ущерба тем или иным интересам, для реализации которой необ­ходимо создание соответствующих условий (накопление возмож­ностей и формирование намерений). В литературе отмечаются следующие  основные значения термина «опасность»: 1) целеустремленные враждебныенамерения и действия одних субъектов против других, а также вредные следствия просчетов, ошибок, безответственности людей в своих действиях; 2) риск; 3) вызов; 4) природные катаклизмы, наносящие ущерб самой природе и обществу; 5) оценка явлений с точки зрения возможного ущерба; 6) предчув­ствие событий, способных причинить вред людям и природе.8

Следовательно, опасность предполагает наличие либо намерения, либо возможности нане­сения ущерба, тогда как угроза заключает в себе и то, и другое. При этом опасности могут исходить из многих источников и дей­ствовать по отношению ко многим объектам, часто имея безадресный характер, а угроза, имея конкретный источник и объект, всегда носит персонифицированный, адресный характер.

Наряду с терминами "угроза" и "опасность", в теории безопасности также достаточно широко употребляются и такие категории, как "вызов" и "риск", заимствованные у западных (прежде всего – американских) спе­циалистов. Отметим, что в рамках стратегического планирова­ния в США используются термины "угроза", "вызов" и "риск", по­средством которых обозначаются: возможность какой-либо стра­ны, группы государств или  явлений угрожать (угроза), противо­действовать (вызов) или определенным образом мешать (риск) дос­тижению целей безопасности.

В отечественной литературе даются определения понятиям: таким как «риски», «опасности», «угрозы», «вызовы».9  По мнению одних авторов, первичным в ряду дестабилизирующих факторов (риск, вызов, опасность или угроза) является риск. Вызов, опасность и угроза трактуются как различные степени риска причинения конкретного ущерба интересам безо­пасности, т.е. выступают в качестве вторичных рисков. Другие считают, что причинно-следственная цепь в данном случае имеет следующий вид: опасность – вызов – риск – угроза10.

         Таким образом, рассмотренные методологические подходы способствуют структурному пониманию феномена безопасности, осмыслению вызовов и угроз безопасности, перед которыми оказалась Россия в современных условиях, ставит вопрос о необходимостисвоевременной и конкретной оценки состояния опас­ностей и угроз в ее внутренних и внешних аспектах, выстраивании эффективной и целостной системы приоритетов в  обеспечении  безопасности  российского общества.

Обеспечение безопасности: предотвращение региональных и локальных конфликтов в России

  В современной российской действительности проявляет себя целый ряд локальных и региональных конфликтов, представляющих собой серьезную угрозу безопасности России. Имея в виду эту реальность, президент Российской Федерации В.В. Пу­тин в своем Послании Федеральному Собранию подчеркивал: «Мы стоим перед лицом серьезных угроз. Наш экономический фундамент, хотя и стал заметно прочнее, но все еще неустойчив и очень слаб. Политическая система развита недостаточно. Госу­дарственный аппарат малоэффективен. Большинство отраслей экономики неконкурентоспособны. При этом численность населения продолжает падать. Бедность отступает крайне медленно. Международная обстановка остается сложной. Конкуренция в мировой экономике не снижается».11  Пожалуй, здесь просматривается почти полный перечень статусно значимых проблем региональной безопасности, стоящих в настоящее время перед Россией. Из сказанного также становится очевидным, что все разговоры об устойчивости развития  российского общества смогут стать реальностью только в том случае, если будет обеспечена безопасность в указанных   В.В. Путиным сферах, как на этапе перехода от неустойчивого состояния к устойчивому, так и в процессе обеспечения ее на этапе устойчивого функционирования.

   В последние  годы  проблемам региональной безопасности   в России уделяется особое внимание со стороны политиков, ученых ипрактиков.  Региональный фактор в современных условиях приобретает все большую актуальность, вес и влияние. Прослеживается устойчивая тенденция роста его значения в жизни государства. Особым аспектом научного анализа становится необходимость ориентации государственной стратегии регионального развития на приоритет общенациональных интересов с учетом разнообразия и специфики российских регионов. Поэтому обеспечение безопасности населения на региональном уровне в течение последних десятилетий вошло в разряд наиболее приоритетных проблем, решаемых как административными органами, так и учеными России.Однако следует признать, что региональная безопасность как социально-политическая категория еще мало изучена.Понимание этого феномена складывается из множества составляющих – экономических, правовых, политических, информационных, экологических и других аспектов безопасности.

В настоящее время обсуждаются  и уточняются  извест­ные концептуальные положения, связанные с националь­ной, региональной и глобальной безопасностью, и приближению их содержания к практическим потребностям сегодняшнего дня.

 Безопасность регионов России  вызывает озабоченность многих  научных учреждений страны, в том числе и  ученых Института социологии РАН. Именно этим обстоятельством обусловлено то, что в структуре Института в декабре 2006 года создан Центр региональной социологии,12 на который возложена фундаментальная задача по комплексному изучению социологии регионов России.

В июне 2007 года на Ученом совете Института обстоятельно и всесторонне обсуждался вопрос об определении приоритетных направлений обозначенной проблемы. Результаты  обсуждения показали, что  до сих пор нет социологической теории, по которой можно было бы изучать регионы. В связи, с чем подчеркивалась необходимость разработки четкой и ясной теоретической концепции «Региона».  Говорилось также о теоретико-методологических подходах в исследовании регионов России и  указывалось, что надо широко использовать такие принципы как : 1. локально-глобального подхода; 2. знания потенциала изучаемых регионов;  3. учета геополитического положения России  в целом (близости Ирана, Китая, Индии, Японии и т.д.) и конкретного российского региона; 4.геоклиматические изменения (потепление, затопление и т.д.); 5. демографическое состояние регионов; 6.тщательный анализ показателей миграционных процессов (внутренних и внешних): въезда и выезда между регионами России  и др. Особый акцент был сделан на то, что региональная социология должна изучаться в контексте острых жизненно важных проблем, и  подчеркивалось, что перспективное решение проблем региональной безопасности во многом зависят от умелого разрешения многочисленных конфликтов на региональном уровне.13

  Проводимые исследования по проблемам обеспечения безопасности показывают, что объем внутренних угроз национальной безопасности превышает в России принятые международной практикой допустимые показатели. Во многих публикациях отмечается тревожное обстоятельство, связанное с тем, что Россия в ряде случаев не то чтобы не заинтересована в стабилизации, а скорее объективно не способна самостоятельно обеспечить ее.

        В настоящее время существует три типа угроз безопасности  Российской Федерации: внешние, внутренние итрансграничные. Внешние угрозы для России вызваны геополитическими и геоэкономическими устремлениями США и продвижением НАТО к границам РоссииЕстественно, натовцы и американцы стремятся освоить пространства России в своих интересах. Под прикрытием распространения в мире принципов свободы слова, прав человека и демократии они обустраивают все новые территории в своих национальных интересах и не очень охотно покидают приобретенные за десятилетия «холодной войны» военные базы на чужих территориях. Содержат крупные контингенты войск в Японии, Южной Корее и Западной Европе; постоянно дестабилизируют обстановку то на Ближнем и Дальнем Востоке, то наБалканах, то в Юго-Восточной и Южной Азии. Многие регионы бывшего CCCР  оказались в зоне политики западных держав. Это явилось во многом результатом того,   что   между   Россией   и   бывшими   союзными   республиками   не   было  заключеновсеобъемлющих соглашений о военно-политическом сотрудничестве, что в частности, позволило США закрепиться в постсоветских государствах Центральной Азии, а также рассматривать перспективы усиления своего влияния в Закавказье.

           Что же касается внешних угроз для России, то первое место среди них занимают не столько США и НАТО и даже не международный терроризм, а в перспективе – Китай с его огромным населением, бурно растущей экономикой при недостаточностиресурсов и слабо завуалированными претензиями на определенную часть российской территории.

         Конфликтные ситуации, возникающие между Россией, США и Китаем, а также геополитические устремления отдельных стран дальнего зарубежья и особенно Турции, Ирана, Пакистана, Саудовской Аравии оказывают существенное влияние на развитие геополитических и этнических процессов в России. Потенциальные и реальные конфликты имеют место как во многих регионах России, так и в сопредельных с ней странах и регионах. Что касается непосредственно территории самой России, то конфликтные ситуации имеют свой потенциал – исламский компонент, который позволяет разыграть там сценарии по дестабилизации ситуации в следующих регионах России: на Северном Кавказе, Татарстане, Башкорстане, а также регионах проживания значительных мусульманских диаспор. Весьма опасным, чреватым конфликтогенным фактором для России является и то обстоятельство, что в сопредельном с Россией центрально-азиатском регионе также  важное значение имеет исламский фактор. Нельзя сбрасывать со счетов и территориальную близость к России таких исламских государств как Иран, Ирак, Афганистан, Пакистан.

                Говоря в целом об исламском факторе в мировом развитии, хотелось бы сделать акцент  на  распространенном, но  ошибочном мнении о том, что ислам­ский мир якобы выступает  непри­миримым противником цивилизационной и культурной  модернизации в условиях современной  глобализации. При этом ислам­ский мир, как правило, неправомерно ассоциируется лишь с ближневосточ­ным, а то и с арабским миром, хотя в последнем проживает лишь 15% мусуль­ман.  В последние годы (в осо­бенности, после 11 сентября 2001 г.) ис­ламский мир рассматривается на Западе как источник террористической угрозы или, как минимум, непримиримый анта­гонист западной цивилизации и катализатор «столкновения цивилизаций». Именно попытки некоторых сил придать процессам усиления влияния исламского фактора  характер глобального христианско-мусульманского конфликта привели к зарождению всевозможных псевдотеорий типа «конфликта цивилизаций»,  «конфликта культур», создавая прецедент появления опасного явления для мирового сообщества – исламофобии. На наш взгляд, такой подход в рассмотрении сложнейших проблем социальных взаимодействий не является объективным, научным и исторически верным.

          Нам также представляется, что использование понятия «конфликт цивилизаций», равно как и «столкновение цивилизаций» в социально-политическом плане нежелательно, ибо  его частое употребление способствует проявлению недружелюбия между различными народами и государствами. По большому счету некритическое, зачастую обывательское понимание этой категории ведет к тому, что в обществе активно начинают проявлять себя ксенофобия, национализм, различные формы экстремизма и терроризма. Зарождаются риски и угрозы стабильности, устойчивости и безопасности в обществе, ведущие к разбалансированности равновесия сил в мире как на уровне одного государства, так и на уровне региональном и глобальном.

            При этом следует подчеркнуть, что пока  говорить о возможном «конфликте цивилизаций», или как еще называют «войне цивилизаций» не приходится и все попытки представить это реальным состоянием современного мира, не обоснованы. Но, если так будет продолжаться политика (в Афганистане,  Ираке и т.д.), то такая война будет действительно развязана и ее катастрофические последствия будут ужасными, так как »война цивилизаций» может быть одной из самых страшных и беспощадных войн. Нечувствительность, вражда, ненависть пред­ставителей одной цивилизации к ценностям ("лжеценностям") другой цивилизации может оказаться фатальной. Однако, по мнению большинства социологов, политологов и конфликтологов как в России, так и за рубежом обострение международных отношений в современную эпоху не рассматривают как результат конфликта (столкновения) цивилизации, и  религиозно-цивилизационной войны. Мы считаем, такую позицию научно обоснованной, политически правильной и идеологически выдержанной. Поэтому употребление понятия «конфликт цивилизации» является нецелесообразным.

       В настоящее время обозначались очаги локальных конфликтов, находящиеся в непосредственной близости с границами России. К ним относятся: а) нестабильная, ситуация в Грузии. Если не удастся в ближайшее время локализовать ее, то она создаст у себя проблему, схожую с палестинской, которая негативно скажется и на  безопасности России. Именно  поэтому  она  и  не  заинтересована  в «балканизации» Грузии (имеется в виду ее распад и деградация). России необходимоактивизировать свои действия по предотвращению балканизации Грузии и всего Кавказа. Кстати будет сказано, что новое грузинское руководство видит в России главное препятствие на пути решения абхазской и южноосетинской проблем; б)политический кризис в Украине.Сегодняшнее  ее положение сложное, поэтому происходящее там сейчас не должно восприниматься упрощенно; в)  скорейшее  преодоление последствий войныи восстановление мира и  спокойствия на территории Чеченской Республики; д)    наличие конфликтного потенциала во взаимоотношениях России, стран СНГ и Балтии. Здесь конфликтогенный факторсопряжен с фактом проживания более чем 25 миллионной российской диаспоры за пределами Российской Федерации. Российская диаспора имеет значительный социально-экономический, культурный потенциал и при наличии  внятной и  четко проводимой политики по взаимоотношению с соотечественниками, может стать важной политической силой Российского национального государства на международной арене. А это не везде будет воспринято одинаково.

  Таким образом, можно констатировать, что региональные  и локальные конфликты являются носителями широкого спектра проблем. Они могут оказать эффект «мин замедленного действия» в области политики, идеологии, межнациональных отношений и других сферах. Последствия региональных и локальных конфликтов имеют и более осязаемую форму, воздействуя на национальную экономику и хозяйственные связи государств. А это – уже не абстрактные категории, а интересы каждого гражданина и члена общества, поддающиеся конкретным подсчетам.  

     Можно с полным основанием говорить о том, что  региональные и локальные конфликты создают реальные угрозы национальной безопасности России, не способствуют укреплению стабильности и устойчивости. В них заложен значительный негативный потенциал, способный привести к катастрофическим последствиям российское общество.   

Следовательно, научное сообщество при изучении региональных проблем  не  должно  ограничиваться констатацией кризиса, а направить все усилия общества на создание таких социальных и духовных механизмов  согласования неизбежных противоречий, которые могли бы путем нахождения разумных компромиссов  разрешать конфликтные ситуации в регионах. Для сохранения устойчивости, стабильности в российском обществе, весьма важно, чтобы в регионах  страны проводилась взвешенная экономическая и политическая стратегия, призванная ослабить социальные конфликты, а также искоренить политические и куль­турные факторы, благоприятствующие процессам социальной деградации и дестабилизации.

  Большинство специалистов в числе первоочередных задач по обеспечению безопасности российского общества видят задачу по радикальному решению социальных проблем, повышению уровня и качества жизни людей, борьбе с безработицей и нищетой, доступности бесплатного образования и медицинского обслуживания и т.д. В центре внимания органов государственной власти  должны находиться вопросы ликвидации социальной несправедливости и маргинализации. При этом особое внимание необходимо уделять искоренению различных форм экстремистских проявлений в культурной, религиозной и политической среде. По нашему глубокому убеждению, без  оздоровления  всех сфер общественного развития и устранения социальных противоречий и конфликтов, без обеспечения необходимого минимума социальной справедливости  надеяться на устойчивую безопасность в обществе невозможно.

        Современный период в социально-экономическом развитии российского общества характеризуется полным перераспределением общественного богатства. На смену огосударствленной экономике пришла многосекторная, а вместе с ней изменились контуры социальной структуры общества, соотношение социальных слоев и групп, их ролевые функции. В России появились бедные и богатые, обездоленные и преуспевающие, «удачники» и «неудачники» и т.д. Данные обстоятельства привели к расколу, социальному размежеванию, распространению бедности, ведущей к социально-политической поляризации российского общества, идеологическому размежеванию народа по ключевым вопросам развития, беззастенчивой борьбе за раздел и передел общественной собственности, криминализации общественных отношений, росту организованной преступности и увеличению масштабов терроризма, обострению межнациональных и осложнению  международных отношений, созданию широкого спектра внутренних и внешних угроз национальной безопасности страны.

        Благополучие, будущее любой страны, ее безопасность зависят не только от состояния экономического или политического развития, но и от уровня обеспеченности национального единства и  межнационального согласия в обществе. Когда эти компоненты деформируются, то в обществе зарождаются конфликты на национальной  почве. Эта истина подтверждается всем ходом новейшей истории не только российского государства, но и всех государств, как на постсоветском, так и всем постсоциалистическом пространстве. Факты свидетельствуют, что борьба за государственный суверенитет ценой подавления национальных, социальных, религиозных, конфессиональных, партийных меньшинств не может быть признана  ни цивилизованной, ни правовой. События последнего времени в России и странах СНГ со всей очевидностью показали, что конфликты на национальной и религиозной почве все больше проявляют себя как сила, усугубляющая  кризис, заводящая в тупик дело национального развития, становясь серьезным препятствием на пути духовно-нравственного обновления общества. 

      Особенно актуально сказанное для российского общества, ибо как справедливо отмечает профессор П.И. Симуш «…будущая Россия – это не только многоэтническая Фе­дерация, но и единое национальное государство. Только в таком двояком качестве Рос­сия достигнет обеспечения физической безопасности, экономического процвета­ния и своей национальной  идентичности».14  

       В качестве основных факторов угроз региональной безопасности выделяются, и мы об этом уже упоминали, кризис отечественной экономики, социальная поляризация российского общества, специфика геополитического и международного положения, обострение  межэтнических отношений, нарастание миграционных потоков и т.д. Здесь же, и далее наше внимание будет направлено на раскрытые тех процессов, которые тесно связаны с процессами национального и межнационального взаимодействия, межцивилизационного развития и т.д.

        Анализ целесообразно начать с выявления базовых основ региональных конфликтов. Как показывает практика, нередко такими причинами выступают гипертрофированный патриотизм, местничество, клановость и т.д. Региональное самосознание, другими словами, самовосприятие людей только через то место, где они родились и выросли, по сути, и есть этносоциальная база для местничества, клановости, националистических проявлений. Очевидно, сегодня сохраняются веские основания утверждать, что в отдельных регионах России ещё наблюдается опережение роста регионального самосознания над национальным. Следует помнить, что гипертрофированный локальный патриотизм, его агрессивная наступательность препятствуют консолидации нации и неизбежно ведут к внутреннему сепаратизму и культурной изоляции, порождают ряд других угроз стабильности и безопасности государства и общества.  Клан или регион может стать питательной средой для создания различных образований, претендующих на роль политической оппозиции в  рамках  всего  государства.

          Об этом красноречиво свидетельствуют факты, описанные в статье Максима Галкина и Александра Самарина «Шесть самых взрывоопасных регионов»,15 где авторы обстоятельно показывают зарождение специфических особенностей социальных напряжений на основе  различных  причин:  в Республике Дагестан (Хасавюрт, 2004 г.) произошли многотысячные антиправительственные митинги, организованные мэром города; Северной Осетии (Бесланские события) – главное требование, отставка президента республики; в Калмыкии - многотысячные митинги, связанные с требованиями отставки президента республики; в Карачаево-Черкесии массовые волнения, обусловленные сокрытием совершаемых в республике тяжких преступлений. Поводом послужило убийство местных оппозиционных парламентариев; многочисленной манифестации в Башкортостане. 26 марта 2005 года в Уфе на митинг вышли 25 тыс. человек. Оппозиция требует отставки  президента республики; в Ингушетии также имеются  серьезные недовольства масс властью.

        В другой статье «Страна в нарезку. Какие субъекты федерации испытывают тягу к суверенитету»,16 представленной Александром Газовым достаточно убедительно и правдиво сформулированы наиболее важные угрозы, проявляющие себя в регионах России, и могущие нанести существенный ущерб безопасности российского общества. Автор ставит вопрос «Так насколько велика угроза целостности России?». Отвечая на него, он говорит не только об опасности регионального сепаратизма, но ещё и таких трех негативных  тенденциях как: антимосковские настроения; «историческая реконструкция»; экономическая ситуация, ведущих к активизации процессов дестабилизации, хаотизации и неустойчивости российского социума. А.Газов, анализируя ситуацию в сфере межнациональных отношений в регионах России отмечает, что «местные этноактивисты постоянно выступают с требованиями защиты своей самобытности». В результате возникают различные сепаратистские организации, широкое хождение получают лозунги типа – «Россия для русских» и такие высказывания –  «Нам никто не нужен – ни Северный Кавказ, ни Азия, ни Карелия, ни Татарстан, ни Якутия с Бурятией. Русские сами со всем справятся, без помощи кавказцев, татар, таджиков и евреев». Следует подчеркнуть, что специалисты справедливо отмечают, что все эти факты способствуют тому, что в обществе нарастает тревога, социальная напряженность,  все чаще и чаще дают о себе знать такие негативные явления, как ксенофобия и национализм, экстремизм и сепаратизм.17

           Важно также отметить, что такие настроения не могут служить основой для укрепления социального согласия, толерантности  в обществе, а, наоборот  ведут его к расколу, создают благоприятные условия для проявлений реакционных форм национализма и экстремизма. На такой волне, само собой разумеющимися, выглядят и усиленные попытки по практической реализации регионами вопросов, связанных с самоопределением.

В анализируемой статье подчеркивается, что усиленно муссируются  возможности  отделения зауральских территорий от Российской Федерации и создание таких республик как:  Республика Урал, Республика Сибирь. Причем важно подчеркнуть, что подобные шаги предпринимаются и в ряде других регионах России, в частности в Пскове, Брянске и т.д.18 Такие регионалистические настроения в российском обществе, на наш взгляд, не должны оставаться без внимания и соответствующего отпора, ибо они не способствуют укреплению Российской Федерации, как многонационального и многоконфессинального государства. Следовательно, в условиях полиэтничности и многоконфессиональности России необходимо усилить роль  государства в проведении этнополитики, краеугольным камнем в которой должен быть принцип приоритетности защиты прав личности независимо от национальности, недопустимости ущемления прав национальных меньшинств. Кроме того, стратегическая линия в этнополитике государства должна строиться на методах, конструктивно разрешающих межнациональные противоречия. Недооценка  и пренебрежение  этими важнейшими   постулатами, как показывает практика, приводит к глубочайшим человеческим трагедиям. Тут наглядным примером может служить распад  Югославии на семь независимых государств: Словению, Хорватию, Боснию и Герцеговину, Сербию, Черногорию, Македонию, а теперь – и  Косово,19

Таким образом, состояние национальных и межнациональных и отношений в российском обществе указывает на то, что они относятся к самым сложным и трудноразрешимым проблемам для России. Факты из жизни  наций и народностей, проживающих как в центральных регионах России, так и в субъектах Федерации  показывают, что не изжито на практике стремление, установить преимущество титульной нации в общественной и политической жизни по отношению к другим нациям и народностям, проживающими на данной территории. Объективно это обстоятельство и ряд других требуют мобилизации политической воли  руководства  России и интенсификации  усилий ученых на разработку таких приоритетных  научных  направлений как :

– развитие теоретических проблем наций и национальных отношений. Здесь в поле зрения исследователей должны находиться проблемы теории наций – консолидация, национальная жизнь, национальное единство, соотношения национальных и общечеловеческих ценностей, национальных  и государственных интересов; национальная идея, этнические аспекты  национальных отношений;

      – разработка методов и подходов для решения проблем, связанных с творческим развитием демократических принципов национальной политики в стране.Важно серьезно заниматься политическими проблемами национальных и межнациональных отношений с  акцентом на реализацию естественного права каждого народа на самостоятельное достойное существование, сохранение самобытности, языка, культуры, традиций, включенность в мировую цивилизацию;

– исследование государственно-правовых проблем межнациональных отношений.При этомосновной упор сделать на проблемах национально-государственного строительства в стране, процессы суверенизации, прав человека, противоречий в этих сферах;  состояние и перспективы развития малочисленных наций и народностей, проживающих на территории  России;   

 – разработка сущностных характеристик проблем культуры межнационального общения.В данном научном направлении в центре внимания научных разработок должны находиться вопросы ответственности в национальных и межнациональных отношениях с всесторонним освещением таких понятий, как национальная честь, национальные чувства, национальная психология,  национальная  гордость,  дружба народов и  т. д.;

          При этом важно также дать критическое социально-философское обобщение всем тем деформациям и негативным явлениям в национальных и межнациональных отношениях, которые имели место в прошлые годы, и нередко проявляющихся и теперь. Провести их научную экспертизу с последующей систематизацией, в целях выработки управленческих решений по локализации возможных рисков обострения межэтнической и межнациональной напряженности в российском обществе.

Примечания

  1. См.: Пирумов В.С. Стратегия выживания социума. Системный подход в исследовании проблем геополитики и безопасности. М.: Дружба народов, 2003. С.3; Попов В.Г., Коношенко В.А.. Национальная безопасность: основные понятия и определения. //Современные проблемы законодательного обеспечения глобальной и национальной безопасности, эффективного противодействия терроризму. Сборник научных статей М.: 2003. С. 62.

  2 .  Стенограмма  выступления президента России В.В. Путина на 43-й международной конференции по безопасности в Мюнхене 10 февраля 2007года. http://www.rbcdaily.ru/2007/02/12/focus/265549.

  3. Ельчанинов М.С. Трансформация России: синергетические аспекты //  Социально-гуманитарные знания. 2002. № 3,  С.269.

 4. Титаренко М. Формирование азиатской политики России в первой половине ХХI века и идеология нового евразийства // Евразия: народы, культуры, религии. 2005. С. 77.

 5. Стенограмма  выступления президента России В.В. Путина на 43-й международной конференции по безопасности в Мюнхене 10 февраля 2007года. http://www.rbcdaily.ru/2007/02/12/focus/265549.

6.См.: Попов В.Г., Коношенко В.А.. Национальная безопасность: основные понятия и определения. //Современные проблемы законодательного обеспечения глобальной и национальной безопасности, эффективного противодействия терроризму. Сборник научных статей М.: 2003. С. 63).

7 Манилов В. Л. Угрозы национальной безопасности России// Военная мысль. 1996. № 1. С. 17.

8. См.: Общая теория безопасности. Актуальные методологические и соци­ально-политические проблемы: Учебное пособие/ Под ред. А. И. Поздняко­ва. М.: ВАГШ. 1994. С.13.;  Серебряников В., Дерюгин Ю.И., Ефимов И. П.. Ковалев В. И. Безо­пасность и армия. М.: 1995. С. 23.

9. Кузнецов В.Н. Общенациональная цель как фундаментальная проблема социологии // Социологические исследования. 2005. № 4. С.4.

  1. I веке. М.: Издательство «Права человека». 2000; Чернышова А.Г. Современная Россия: вызовы настоящего и стереотипы прошлого // Россия: тенденции и перспективы развития. Ежегодник. Выпуск 1. М.: 2005Газимагамедов Г.Г., Рац С.В. Структурные элементы социальной безопасности в современной России // Конфликтология – теория и практика. Санкт-Петербург. 2004 №2 (3); .Парламентский контроль над сектором безопасности: принципы, механизмы и практические аспекты. Женева \ Москва. Женевский центр демократического контроля над вооруженными силами, Межпарламентский контроль. 2003; В.Г. Попов, В.А. Коношенко. Национальная безопасность: основные понятия и определения. // Современные проблемы законодательного обеспечения глобальной и национальной безопасности, эффективного противодействия терроризму. Сборник научных статей М.: 2003; Бунев Е.Г. Взаимосвязь геополитики и национальной безопасности//  Вестник Российской академии естественных наук. 2007. Том 7. № 1; Сильвестров С.Н. Глобализация: политико-экономические вызовы для России  //Россия в глобализирующемся мире: Политико-экономические очерки  / Отв. Ред. ак. Д.С.Львов. М.: Наука, 2004 и др.

11. Путин В.В. Послание Президента РФ Федеральному Собранию РФ // Российская газета. 2003. 17 мая.

12. См.: Региональная социология в России. М.: Экслибрис-Пресс. 2007. С.5-6.     

              14. Симуш П. И. Россия как нация: что это значит?//  Власть. 2004. №10. С. 10.

 15. Галкин М., Самарина А. Шесть самых взрывоопасных регионов //Независимая  газета. 2005. 29 марта

 16. Страна в  нарезку. Какие субъекты федерации испытывают тягу к    суверенитету //«Наше Время».Редакция проекта Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра..

 17. Баграмов Э. Межэтнические отношения и проблема толерантности // Наука-политика-предпринимательство. 2004. № 2. С.56-66.

 18.  Страна в  нарезку. Какие субъекты федерации испытывают тягу к    суверенитету //«Наше Время»Редакция проекта Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра..

19. Ждет ли Россию судьба Югославии?  Аргументы и факты. 2006. № 12.

Go to top