Петрищев В. Е. Некоторые проблемы противодействия экстремизму

on Четверг, 29 Октябрь 2015.

 

Петрищев В. Е. Некоторые проблемы противодействия экстремизму в современных условиях //Проблемы формирования толерантного сознания и  профилактики терроризма, экстремизма в молодёжной среде: материалы Всероссийской научно-практической конференции. – Орехово-Зуево,  МГОГИ, 2012.

  Что следует понимать под термином «экстремизм»? В среде экспертов и правоведов нет общепризнанного понятия. Так существует точка зрения, в соответствии с которой к экстремизму следует относить криминализированные проявления,  посягающие на основы общественной и государственной безопасности. Есть и сторонники ещё более широкой трактовки понятия «экстремизм», - они склонны включать в него и ряд проявлений, которые не предполагают уголовной или административной ответственности, но обсуждаются в цивилизованном обществе с учётом нравственно-этических критериев их оценки. В  Федеральном законе «О противодействии экстремистской деятельности» от 25.07. 02.г. № 114- ФЗ  понятия экстремизма и экстремистской деятельности используются, как синонимы и представлены в виде весьма широкого спектра деяний.

В данном выступлении я буду понимать под экстремизмом приверженность к крайним взглядам и методам достижения социально-политических целей. При этом носители этой приверженности, субъекты экстремизма (отдельные граждане, их группы, организации, движения, партии) идеологически обосновывают своё экстремистское мировосприятие и социально-политическую практику, в которой они способны прибегать к широкому спектру нелегитимных, антиобщественных, а зачастую –

И откровенно преступных действий. Наличие идейной мотивации отличает субъектов экстремизма от обыкновенных хулиганов или корыстно мотивированных преступников, даже если их действия по объективной стороне схожи. Использование субъектами экстремизма социально ориентированных лозунгов позволяет «войти в резонанс» с мироощущением определённых радикально настроенных групп граждан, прежде всего, в молодёжной среде, которые таким образом также вовлекаются в экстремистскую деятельность.

В качестве идеологической основы экстремизма могут выступать радикальные политические концепции, крайние религиозные воззрения, расизм, национализм, шовинизм. Характерно, что для формирования социальной базы поддержки идеологи, организаторы и лидеры экстремистских течений стремятся использовать внешне привлекательные лозунги, цели и мотивы своей деятельности: «построение светлого будущего», «справедливого и равноправного гражданского общества», защита интересов социальных, национальных, религиозных общностей либо обеспечение безопасности государства и т.п. При этом осуществляется попытка манипулирования общественным сознанием, обозначаются «мишени» экстремистов, в качестве которых выступают «преграждающие путь» к достижению благородных целей социальные группы, идентифицируемые идеологами экстремизма по национальной, социальной, религиозной, политической или идеологической принадлежности.

Следует подчеркнуть, что в практике экстремизма та или иная идеологическая основа в чистом виде применяется крайне редко, чаще всего имеет место их сочетание, хотя определенные целевые установки и акценты доминируют. При этом особенно опасными по своим последствиям представляется экстремизм, в основе которого лежит идеология национализма, противопоставления разных народов, возвеличивания одних наций и унижения других. Человеческая история свидетельствует: вражда, посеянная семенами национализма, дает активные и крайне агрессивные всходы, которые долго и обильно плодоносят и крайне тяжело выкорчевываются. Это связано с тем, что межнациональные отношения – материя крайне деликатная, чувствительная, а обиды, возникающие в этой сфере, воспринимаются весьма болезненно и изживаются очень медленно.

Примером активного использования национализма в политических интересах является развал Советского Союза, где мощным фундаментом укрепления общественных отношений и государственности, сближения и единения народов традиционно был интернационализм. В этой связи не случайно одним из эффективных инструментов организации и осуществлении развала Советского Союза стали спекуляции на лозунге о «росте национального самосознания» народов СССР, являвшиеся по своему содержанию откровенной пропагандой национализма и сепаратизма. Понятия интернационализма и патриотизма стали представляться как признаки приверженности к застойным временам и казарменному социализму. Тектонические разломы в теле некогда мощной державы прошли по самой чувствительной и ранимой зоне – области межнациональных отношений. Заключительный акт этих разрушительных процессов был на скорую руку запротоколирован в Беловежской пуще. Однако дезинтеграционные процессы, взращенные на идеологии национализма и сепаратизма, достигнув небывалого размаха к моменту разрушения Советского Союза, в силу своей инерции продолжили негативное воздействие уже на территориях вновь возникших территориально-государственных образований.

С учетом изложенного, я хотел бы остановиться на некоторых проблемах противодействия экстремизму, имеющему националистическую подоплеку. Это не означает, что я склонен умалять угрозу, исходящую от экстремизма с другой идеологической «начинкой». Напротив, следует подчеркнуть, что в условиях глобального финансово-экономического кризиса, ударившего и по России, можно прогнозировать активизацию левого и правого политического экстремизма. Так, в политической сфере активизируются экстремисты левого толка, которые возьмут на вооружение лозунги о «провале» экономической и социальной политики власти. Следует прогнозировать рост масштабов протестных акций, в которые будут вливаться люди, потерявшие работу, или граждане, уровень материального обеспечения которых опустится ниже прожиточного минимума. Но более опасной представляется активизация правового экстремизма, организаторы которого сегодня ориентируются на поддержку молодежи, начиная с несоциализированных слоев (пролетарских, люмпенских, скинхедских) и кончая представителями образованной студенческой молодежи.

Организация противодействия экстремизму, в том числе и основанному на националистической идеологии, должна быть комплексной и включать меры экономического, политического, социального, идеологического, воспитательного, организационного, правового, специального и иного характера. Председатель Общественной палаты Республики Дагестан А.М. Муртазалиев справедливо замечает: «Все активнее используются идеологические, социально-экономические, правовые и административные меры противодействия экстремизму. Эти меры направляются, с одной стороны, на устранение общих причин и условий, способствующих распространению экстремизма, а с другой стороны – на последовательное административно-правовое и судебное противодействие экстремистским действиям конкретных лиц». Однако, анализируя эти меры, он вынужден констатировать их недостаточность[1].

Так почему же нарастает напряженность в межнациональных отношениях и что следует предпринять для оздоровления ситуации в этой области? На вопрос «Почему?» выше уже частично был дан ответ. При подготовке и осуществлении развала Советского Союза инициаторы этого процесса приложили немало усилий для очернения понятия интернационализма и заражения бывших граждан единой державы вирусом ксенофобии. Это злокачественное заболевание до сих пор дает обильные всходы, формирует очаги поражения и метастазы. А мировой финансово-экономический кризис играет роль катализатора этих крайне негативных и разрушительных процессов.

Следует подчеркнуть, что большую роль на состояние социально-политических отношений в стране оказывают циркулирующие в ней доминантные идеи и принципы, ответственные за формирование общественного сознания. В Советском Союзе к их числу можно было отнести патриотизм, активную гражданскую позицию, интернационализм. Именно поэтому, как представляется, эти некогда цементировавшие советское общество идеи и стали основными мишенями при подготовке развала СССР.

Сегодня мы, копируя западный либеральный подход, говорим о необходимости внедрения и поддержания в общественной жизни России толерантности, которая предполагает уважительное, терпимое отношение к иным культурам, религиям, верованиям, а также их носителям.

Но необходимо отдавать себе отчет в том, что толерантность – это не просто шаг назад в сравнении с интернационализмом в построении межнациональных и в целом общественных отношений, и уж тем более это – не шаг вперед в демократизации этих отношений. Это – принципиально новая платформа построения межчеловеческого общения, которая противостоит интернационализму и по существу является его антиподом. Ведь если в основе интернационализма заложена идеясближения представителей различных национальностей, религий и культур, то сущностным элементом толерантности является их противопоставление и разделение. А это становится основой для роста недоверия между отдельными национальными, социальными, религиозными и культурными группами населения, провоцирует рост напряженности и агрессивности между ними.

Неслучайно так называемая «политика мультикультурализма», основополагающим принципом которой является именно толерантность, завершилась крахом на Западе.

Так, например, потерпела фиаско государственная политика по интеграции мусульман в немецкое общество. Такой точки зрения придерживаются около 56% жителей Германии, не желающих, чтобы их страна в ближайшей перспективе стала мусульманской, «где на улицах говорили бы по-турецки и по-арабски, где женщины ходили бы в платках, а ритм жизни задавал призыв муэдзина с минарета». Это связано с тем, что за последние полвека облик «толерантной» Германии претерпел серьезные изменения. В 1960-е годы в эту страну начали прибывать на заработки турки, и тогда никто и подумать не мог о том, что к началу XXI века их число в качестве постоянных жителей составит уже 3 млн человек. В отдельных классах общеобразовательных германских школ дети иммигрантов составляют 70 и более процентов, а этническая дискриминация с их стороны по отношению к немецким детям становится все более частым явлением[2].

Президент Франции Н. Саркози также признал провальной политику мультикультурализма, которая была направлена на сохранение и развитие во Франции культурных и религиозных различий. Он, в частности, заявил: «Правда в том, что мы во всех наших демократических сообществах слишком сильно озабочены идентичностью тех, кто приезжает, и недостаточно – идентичностью тех, кто их принимает».

В октябре 2010 года о полном провале политики мультикультурализма в Германии заявила федеральный канцлер ФРГ А. Меркель, а в начале февраля 2011 года с аналогичным заявлением выступил и премьер-министр Великобритании Д. Кэмерон[3]. При этом последний подчеркнул, что «жизнь в обособленных общинах подталкивает молодых мусульман к радикализму, а оттуда – и до «Аль-Каиды» один шаг»[4].

Действительно, в Великобритании, где крупнейшим национальным меньшинством является иммигрантское мусульманское сообщество, около 1,2 млн пакистанцев живут в обособленных кварталах, посещают свои кафе, магазины и множащиеся мусульманские школы и мечети. При этом в данной среде активно распространяются радикальные исламские идеи, все интенсивнее внедряясь в среду подрастающего поколения. Так, опрос, проведенный социологической компанией Populusсреди британских мусульман показал, что ношение женщинами хиджаба поддерживают 24% опрошенных старше 55 лет и 74% опрошенных в возрасте от 16 до 24 лет; за замену британских законов шариатскими выступают 13% мусульман старшего возраста и 37% молодого[5].

Тему мультикультурализма не обошли стороной и российские политики, в частности, Д.Медведев, выступивший в феврале текущего года на заседании Госсовета, где обсуждались проблемы межнационального общения. Комментируя это обсуждение, редакция «Независимой газеты» поддержала идею мультикультурализма, заявив, что он утверждает право каждого человека на свою идентичность и что «в такой форме он может вызвать неприятие только у законченного реакционера». Правда, редакция делает важную оговорку: мультикультурализм «подразумевает множественную идентичность, когда национальные особенности, религиозные верования, сексуальные предпочтения не вступают в противоречие с гражданскими обязанностями или общепризнанными нормами поведения» [6].

Как представляется, именно в этом-то и кроется причина краха мультикультурализма в Европе. Ведь прибывающие сюда иммигранты из стран Ближнего Востока или Африки зачастую даже не пытаются адаптироваться к новым условиям существования. Напротив, они, игнорируя устоявшиеся нормы поведения, стремятся навязать хозяевам свои порядки. Будучи оторваны от своей истинной родины, в окружении незнакомого социума иммигранты в качестве основных жизненных ориентиров декларируют для себя те ценности, которые они «привезли» с собой: свою культуру, религию, традиции, привычные для них правила общежития. Опора на эти витальные для иммигранта ценности формирует его враждебное отношение к окружающей западной действительности, и это враждебное отношение все чаще переходит в открытую агрессию.

Анализ конфликтов, возникающих на межнациональной основе в различных странах, позволяет высказать несколько общих замечаний. Как представляется, острота межнациональных противоречий тем выше, чем больше различий между национальными группами населения, которые объективно способны играть роль факторов разъединения и противопоставления (особенности истории, культуры и национальных традиций, язык, национальная психология, сложившийся преимущественный род занятий и социальный статус и т.д.).

Например, важную роль в формировании межнациональных отношений в конкретном регионе или населенном пункте играет расселение представителей разных национальностей. При «диффузном» расселении острота конфликтов на межнациональной основе минимальна, при раздельном расселении, когда каждый этнос или национальность имеют свой район проживания, а границы этих районов достаточно точно очерчены, с большой степенью вероятности можно ожидать роста межнациональной напряженности и возникновения конфликтов.

Государство и общество, представители всех уровней власти должны принимать меры к минимизации воздействия на население разъединяющих факторов. Ввиду многоплановости проблемы и временного регламента остановлюсь на примере разрешения одной конкретной задачи, являющейся сегодня актуальной для России.

Наблюдатели утверждают, что Российская Федерация занимает второе место после США по количеству трудовых мигрантов. По данным ООН, их в нашей стране более 12 миллионов. На фоне прогноза специалистов Фонда ООН по народонаселению об ожидаемом сокращении к 2050 году населения России на 34 миллиона человек[7], эти цифры впечатляют.

Следует подчеркнуть, что в своем большинстве въезжающие в Российскую Федерацию мигранты являются жителями глубинных, неблагополучных в экономическом отношении регионов стран ближнего зарубежья. Многие из них не владеют даже азами русского языка и в России стремятся находиться в окружении своих соплеменников, где чувствуют себя защищенными от каких бы то ни было конфликтов с чуждой окружающей средой. Однако именно такое стремление к «анклавному» существованию создает предпосылки к возникновению масштабных межнациональных конфликтов, десятки примеров которых можно привести из новейшей мировой истории зарубежных стран, например, Франции, где с 2005 года каждую осень фиксируются массовые беспорядки, инициируемые проживающими в таких анклавах выходцами из стран Магриба.

В любом государстве исторически складывается вполне определенная этно-национальная структура населения. Она может со временем изменяться. При этом изменяющиеся по численности национальные общности непрерывно, постепенно привыкают к меняющимся условиям, адаптируются к ним, и процесс протекает безболезненно для государства и общества. Однако скорость изменения этно-национальной структуры населения не должна быть слишком большой, в противном случае при определенном пороговом ее значении это неминуемо приведет к напряженности в межнациональных отношениях и способно спровоцировать крупномасштабные экстремистские акции, социальные взрывы, вооруженные конфликты и даже распад государства (пример – Косово). Государству следует контролировать этот процесс, а при необходимости – и регулировать его с тем, чтобы не допускать масштабных социально-политических конфликтов. Заметим также, что грамотная политика государства в рассматриваемой области может создавать условия для повышения скорости изменения этно-национальной структуры населения эволюционным, бесконфликтным путем.

Политика государства в области регулирования этно-национальной структуры населения самым непосредственным образом связана с ее миграционной политикой. При ее формировании безусловным приоритетом должно быть благополучие коренного населения страны. А это возможно лишь в том случае, когда мигранты вливаются в устоявшуюся этно-национальную структуру населения небольшими группами, адаптируются к новым условиям и с уважением относятся к существующим в стране пребывания законам, порядкам и правилам общежития.

В России в последнее время очень много говорится о националистических проявлениях, в том числе о десятках преступлений, ежегодно совершаемых в отношении граждан иностранных государств. Но почему-то мы стыдливо замалчиваем статистику преступлений, совершаемых иностранными гражданами в отношении коренных россиян.

С учетом изложенного, представляется, что миграционная политика нашего государства должна просчитываться и формироваться таким образом, чтобы, с одной стороны, обеспечивать комфортное существование на нашей территории мигрантов, помогающих решать России экономические задачи, а с другой, и в первую очередь – максимально обеспечивать общественную безопасность Российской Федерации, гарантируя комфортное существование самого коренного населения. Толерантность не может быть односторонней!

Практика свидетельствует, что зачастую прибывающие в Российскую Федерацию граждане стран ближнего зарубежья стремятся к компактному обособленному расселению, в своем кругу общаются на национальном языке, без крайней необходимости в контакт с местным населением не вступают. Имеют место и попытки вытеснения местного населения из населенных пунктов, где концентрируются переселенцы. Контроль за обстановкой в таких населенных пунктах для представителей органов исполнительной власти, сотрудников правоохранительных структур серьезно затруднен. Одновременно фиксируются факты установления авторитетами этнических и национальных группировок неформальных отношений с местными чиновниками и сотрудниками силовых структур, что в ряде случаев способствует принятию неправовых решений, ущемляющих интересы коренных жителей. Это в свою очередь приводит к осложнению криминальной, оперативной и социально-политической обстановки.

Оптимальным представляется такой порядок организации миграционного процесса, при котором въезжающие в Россию граждане других стран имели бы время и возможности для постепенной адаптации к новым условиям существования, усвоения законов и правил поведения, принятых в Российской Федерации, культурных норм, основ языкового общения. Чтобы приблизиться к такому оптимальному алгоритму, следует заранее просчитывать грамотное размещение мигрантов по местам временного проживания и работы, не собирая в одном месте огромными партиями представителей того или иного государства, а рассредоточивая их небольшими группами в трудовых коллективах, состоящих из российских граждан. Как представляется, это позволит не только ускорить процесс адаптации (а при благополучном развитии ситуации – и ассимиляции) мигрантов в Российской Федерации, но и предотвратить возможные масштабные конфликты на межнациональной основе.

К сожалению, наша миграционная политика еще далека от совершенства. Усугубляют ситуацию и многочисленные нарушения в данной сфере, в результате нелегальная миграция в России, по оценкам экспертов, в два, а то и в три раза превосходит официальную. Нелегальная миграция превратилась в теневой бизнес, в который втянуты тысячи россиян, включая и сотрудников правоохранительных органов, призванных бороться с этим явлением. Обратите внимание на вагоны метрополитена в Москве: каждый из них оклеен сотнями объявлений, где предлагаются услуги по оформлению регистрации, разрешений на работу, медицинских справок, санитарных книжек и пр. И ведь чаще всего желающим выдаются не поддельные, а настоящие документы. А это означает только одно – в этом бизнесе участвуют и представители самих правоохранительных органов. В противном случае эта рекламная кампания давно была бы уже ими пресечена. Действительно, в каждом объявлении имеется контактный телефон, остается только сделать звонок и, осуществив оперативное мероприятие под названием «контрольная закупка», задокументировать факт преступной деятельности и привлечь виновных к ответственности.

Следует подчеркнуть, что опасность масштабных экстремистских проявлений резко возрастает, если экстремистские идеи с пониманием и поддержкой воспринимаются среди части населения. Прекрасно осознавая это, организаторы экстремистских акций выстраивают целые идейно-политические концепции, в рамках которых осуществляется обоснование необходимости и неизбежности применения экстремистских методов для разрешения и преодоления существующих острых противоречий. При этом в качестве аргументов могут использоваться тезисы о подавлении большими нациями малых народов, об ущемлении государством их прав и свобод, игнорировании национальных или религиозных интересов, о существующей социальной несправедливости и т.п.

«С сожалением приходится констатировать, что современная российская действительность дает весьма богатый материал для спекуляций идеологов экстремизма. Социальная незащищенность граждан, расслоение общества на богатую «верхушку» и малообеспеченное большинство и тесно связанные с этим обстоятельством двойные стандарты при оценке правонарушений граждан, безразличие к нуждам простых людей и произвол чиновников, высокий уровень коррупции, об истинных масштабах которой можно только догадываться при отстранении от власти очередного крупного чиновника, отсутствие единой и поддерживаемой большинством населения государственной идеологии, отсутствие внятной молодежной политики и стратегии развития межнациональных отношений,- все это, а также ряд других негативных факторов нашего бытия способствуют распространению в российском обществе экстремистского мировосприятия и экстремистских проявлений.» С.42-43.

В целях эффективной борьбы с экстремизмом, создания неблагоприятных, угнетающих условий для его воспроизводства крайне важно решение задачи формирования общенациональной государственной идеологии. Вероятно, не случайно В.В. Путин обратился к членам РАН с просьбой приложить усилия к решению этой задачи. Но выполнима ли она в сегодняшних российских условиях? Убежден в том, что в нашей стране поддержку большинства населения может получить лишь государственная идеология, базирующаяся на принципе социальной справедливости. И если такую идеологию не просто декларировать, а пытаться внедрять в жизнь, то первыми практическими шагами должны стать: достижение равенства граждан перед законом, что при нынешнем уровне коррупции представляется невозможным, а также пересмотр итогов так называемой приватизации 90-х годов, что выглядит еще более невероятным.

Задача государства заключается в том, чтобы сформировать такую общенациональную идеологию, которая бы сближала и сплачивала подавляющее большинство граждан, а для этого ее основные идеи должны быть более значимыми и привлекательными, чем идеологические концепции, противопоставляющие людей друг другу. Буржуазное же либеральное государство пропагандирует индивидуализм, а потому не способно предложить такой объединяющей идеологии. А в условиях, когда отсутствует общегосударственная идеология, привлекательная и разделяемая большинством населения, на поверхность всплывают и используются экстремистскими элементами различные идеологические концепции, в основе которых доминируют такие негативные, разъединяющие и разрушительные идеи как национализм, расизм, клерикализм, воинствующий исламизм и т.д.

      Выше приводились примеры того, куда ведет либеральная политика мультикультурализма, основанная на принципах толерантности, по существу, разделяющим народы. Полагаю. Что у России ещё есть шанс сделать правильные выводы из печального опыта Западной Европы и внести соответствующие коррективы в процесс формирования грамотной, взвешенной, просчитанной на десятилетия вперед политики межнациональных отношений в нашей стране. И  вновь подчеркну, что в основу такой политики следует закладывать принцип дружбы народов, принцип интернационализма. В этом случае в России будет формироваться  единая общность народов, имеющая  общие социально- политические цели и интересы, при этом в основе межнациональных отношений должны взаимодействие и взаимообогащение национальных    культур.

        На решение этой стратегической задачи следует сосредоточить усилия всех ветвей власти. Институтов гражданского общества, общественности, СМИ. Принцип интернационализма должен стать одним из центральных в воспитании подрастающего поколения. С сожалением приходится констатировать, что в современных условиях наше образование. Начиная с  начального и завершая подготовкой научных кадров высшей квалификации. Практически полностью утратило функции воспитания, а формирование мировоззрения молодёжи пущено на самотёк или проходит под влиянием различных примитивных и бездуховных телешоу. Если эта ситуация  сохранится, в самой ближайшей перспективе Россия столкнется с теми же проблемами, которые уже стали печальной повседневной реальностью многих европейских государств.

 


[1] См.: Актуальные проблемы противодействия национальному и политическому экстремизму: Материалы Всероссийской научно-практической конференции.  Махачкала: Лотос, 2008. – С. 53-62.

[2] См.: Мальцев В. Сарацинский вопрос // НГ-Религии, 20.10.10. – С. 4.

[3] См.: Саркози признал провал политики мультикультурализма // РИА Новости, 11.02.11. /http://www.rian.ru/world/20110211/333034181.html (дата обращения: 11.02.11.)

[4] См.: Сошин Д. Европейские лидеры признали крах политики мультикультурализма и показной политкорректности // Первый канал / http://www.1 tv.ru/news/print/170788 (дата обращения: 13.02.11 г.)

[5] См.: Британия играет мускулами // НГ-Религии, 16.02.11.  С. 5.

[6] См.: Трудности перевода // Независимая газета, 15.02.11. – С. 2.

[7] Дмитриев И. Кто едет в Россию и кто стремится из нее вырваться // Наша версия, № 1 (176), 12-18.01.09. – С. 10-11.

Leave a comment

You are commenting as guest.

Go to top